пятница, 29 мая 2015 г.

"Идиотка" (конспект психически-психологического романа о любительнице лоскутного шитья).

       Повествование сего никем не написанного романа начнётся не с путешествия по Петербургско-Варшавской железной дороге, и речь пойдёт не о молодом князе, страдавшем нервной болезнью и запутавшемся в простых законах общежития и условностях человеческого общения.

      Хотя главный герой этого романа - всё-таки болезнь. А уж нервического ли она рода, или корни её произрастания и дальнейшего разветвления следует искать в социальной почве, - это непонятно по сей день и самим носителям сего недуга, и тем, кому выпала незавидная доля находиться рядом. Болезнь лоскутного шитья, "лоскутная болезнь", "тряпично-вирусная инфекция". В общем, зараза. Алярм.

     Не нашлось пока в миллиардной куче человечества второго врача Дженнера, который придумал бы прививку, приводящую к стабильному результату в излечении больной дамы от постоянного стремления резать ткань на разно- и равновеликие кусочки. Не появился и свой особый Ваксман, который открыл бы антибиотик, после курса которого больная чувствовала бы себя хорошо, и у неё ничего и нигде не чесалось бы, не свербило, не колотило и не приводило бы к перевозбуждению и бессоннице.

      Застопорилось это врачевательное действо на стадии собирания анамнеза и постановки диагноза. Что же заносят исследователи сего феномена в историю болезни после общения с заражёнными и изучения их поведения?
     - Больные начинают собирать тряпочки и прятать их во всех шкафах и уголках дома или квартиры. Причём, эти места хранения сакрализуются, и иным обитателям дома запрещается прикасаться к священным запасам. В случае нарушения этого запрета больные проявляют разные формы истерического поведения: кричат, плачут, ноют, в редких случаях - бросаются на более сильных членов семьи и применяют меры физического наказания по отношению к более слабым. Типичные варианты самозащиты: "Это мамин шкаф. Это мамин шкаф! Это мамин шкаф, я сказала!", "Дорогой, твоё бельё теперь хранится на одной полке. Та, которая была твоей, теперь моя. Не перепутай, дорогой! Ты понял? Нет, ты понял?!! Эта - моя!!! Что ты сюда опять положил?!! Здесь!.. Мои!.. Тка-а-а-а-ни!!!".
     Жилая площадь и места хранения, ранее принадлежавшие всей семье, при этом стремительно сокращаются, поскольку инфицированная дама занимает их своими тумбами, полками, пеналами, комодами, коробками, боксами, пакетами, мешками, косметичками, шкатулками и органайзерами.

     - Культ обрезков ткани имеет и иные, весьма разнообразные, формы: например, дама постоянно стирает, крахмалит, гладит лоскуты и обрезки. В том случае, если все этапы подготовки ткани к дальнейшему шитью пройдены и все процедуры выполнены, дама просто трогает ткань: периодически открывает шкафы (или обнажает полки) и нежно проводит рукой по аккуратно сложенным отрезам. Нетрудно заметить, что она испытывает при этом не только тактильное, но и непонятное посторонним надфизическое удовольствие.
     Наблюдались и такие случаи: швея-лоскутница пересматривает и периодически перекладывает запасы тесьмы и бейки, гладит ладонью и прикладывает к щеке акриловые линейки и глянцевые обложки рукодельных журналов, нюхает маркеры, клеевые составы для ткани и пробует языком бумагу для заморозки.
     Можно сделать вывод, что в процессе подготовки к шитью и во время самого шитья задействованы все органы дамских чувств.

     - Виртуозность действа и предельное самоуглубление, сходное с медитациями разного рода, особо проявляются в деле складывания лоскутов и отрезов в правильные квадратики перед помещением их в места постоянного хранения. Процессу складывания тканей сопутствует крайнее воодушевление: мышцы лица разглаживаются, по нему бродит выражение упоения и счастья; между жестами, сопровождающими процесс складывания, владелица задерживает дыхание; иногда она может петь, мурлыкать или бормотать нечто, тонально-музыкально напоминающее молитву или колыбельную.

     - Разговоры с родственниками и знакомыми незаметно, но неуклонно скатываются к теме лоскутного шитья. Два-три логических шага или ассоциативных ряда, и дама уже ловко выворачивает к теме своего увлечения.
Примеры:
1) плохая погода - детей надо одевать потеплее - дети всегда должны быть в тепле - одеяла для детей - я шью лоскутное одеяло для своего ребёнка - я могу научить вас шить лоскутное одеяло;
2) вы устали? - ах, эти проблемы! - есть разные способы релаксации - лоскутное шитьё дарит покой и полноценный отдых - я могу научить вас простому лоскутному шитью;
3) какой замечательный салатик! - надо обязательно научиться вкусно готовить - надо обязательно научиться красиво шить - я занимаюсь лоскутным шитьём и делаю это красиво - я могу научить вас лоскутному шитью;
4) сериалы стали полноценными художественными фильмами - да, да, мне нравятся английские сериалы - драматична "Счастливая долина", мил "Гранчестер", нуарен "Индевор" - а вы знаете, что ни один английский фильм, посвящённый исторической и современной Англии, не обходится без лоскутного одеяла в интерьере? - я могу научить вас английскому лоскутному шитью и т. д.
     Наблюдающие за развитием болезни у такой дамы могут провести эксперимент, чтобы убедиться, что любое начало разговора способно вывести её к лоскутному шитью. Для этого достаточно лишь обозначить любую тему (Путин, ММВБ, Дега, красная рыба, лыжи на балконе, ветрянка, Карл Маркс, расписание электричек на Волоколамск, "Декларация прав человека и гражданина", ватные палочки, рыбные палочки, родительское собрание, дьюти фри, парацетамол, подача налоговой декларации, простыни на резинках, Ялтинская конференция, серые киты, Роснано, метро "Красногвардейская", Сисси, "Я больше не ревную, / Но я тебя хочу...", аллергия на пыльцу, танец живота, брауншвейгская колбаса, курс фунта стерлинга, слипы,  кюлоты, "аицин паровоз" и т. д.), чтобы убедиться, что всё, порождённое природой, человеческой историей и культурой, упаковано в её голове таким образом, что неизменно возбуждает самый важный участок её мозга - тот, где хранится память о лоскутном шитье и порождаемом им удовольствии.

     - Нередки случаи, когда больная пытается миссионерствовать, привлекая внимание к своему увлечению и описывая его неоспоримые плюсы ничего не подозревающим гражданам. Причём, она самостоятельно приходит к пониманию и использованию тех приёмов миссионерства, что были выработаны многовековой практикой расширения влияния той или иной религии или конфессии. "Я пришла, чтобы раскрыть вам глаза на Истину и Красоту...", "Откройте своё сердце Добру и Свету, растворите свои объятия тканям и одеялам... ", "Идите к нам - в мир лоскутного шитья! Там вас встретят добрые люди, близкие вам по духу. Здесь вы найдёте настоящую семью!", "Только в лоскутном шитье может раскрыться весь потенциал вашей личности, заложенный в вас Богом, природой и учебным заведением, которое вы закончили...", "Мир лоскутного шитья - это мир счастья и покоя..." и проч. фразы можно услышать от новообращённой лоскутницы в разных обстоятельствах: на семейном празднике, в рабочем коллективе, в местах досуга трудящихся и в местах, предназначенных для выгула собак. Иногда при этом она встаёт на возвышение.
     - Не менее тревожен и другой симптом: разговоры с разными людьми на разные темы неизменно будут завершаться выпрашиванием ненужных им тканей или напоминанием о том, что лучший для неё подарок с сей поры - это ткани и инструменты для лоскутного шитья.
     Синдром попрошайничества - верный признак того, что болезнь вступает в новую стадию, которая накладывает отпечаток на социальный статус дамы, столь трудно ею добытый на путях образования, карьерного роста, похудения и иных способов самосовершенствования. С этой поры она приобретёт имидж "блаженной" - не опасной для общества, но странноватой женщины с активированными тараканами в голове. И верным признаком болезни является не сам факт её социальной деградации, а то, что это ей нравится. Если ранее она самопрезентовалась, указывая, например, на то, что она успешно прошла корпоративный тренинг "Результативное управлением всем" и получила соответствующий диплом с печатью, то теперь она будет направо и налево демонстрировать фото своих лоскутных покрывал и скатертей. Фотографии лоскутных изделий в мобильном телефоне лишь изредка будут перемежаться изображениями её детей и видами природы.

     - Всё вышеописанное может привести к сужению круга общения, изменению круга общения, нарушению гармоничного набора социальных практик, к которому уже привыкла семья или партнёр. Так, например, поездку на дачу и неизменные "шашлыки" дама может разменять на день, проведённый дома за швейной машинкой. Тревожен тот факт, что рано или поздно она окажется способной отказаться от поездки в Турцию или Египет в компании с прелестными Ивановыми и милейшими Сидоровыми (что было не раз и стало традицией) ради шитья давно задуманного лоскутного покрывала. И вместо Ивановых и Сидоровых, увлечённых футболом, кино, поездками и другими нормальными вещами, в дом зачастят какие-то Ларисы в очках с большими диоптриями и в лоскутных жилетах, Верочки с огромными сумками, набитыми тряпьём, и уважаемые кем-то Елены Брониславовны, которые знают, как изготовить блок "Свадебные кольца"...
     - Приобретённый ею новый круг общения (в реале или в интернете) обязательно отразится на личности лоскутницы. В частности, легко заметить, что всем знакомая N (далее варианты: старший бухгалтер с 20-летним стажем Вера Ивановна, уважаемый преподаватель Ольга Юрьевна, выпускница университета с красивой аббревиатурой Елена и т. д.) начнёт стремительно терять навыки письма и элементарную грамотность.
      Чтение текстов о рукоделии в интернете, авторы которых находятся в странных отношениях с русским языком и разделами науки, его изучающей: орфографией, фразеологией, семантикой, семиотикой, графикой, лексикологией, морфологией и этимологией, - наложит жирный отпечаток на её навыки писания и говорения. Начитав критическое количество текстов с оборотами "схема третей полоски кубика", "простежить адеяла", "апликация на ткане", "с какой ткане можно сшить печворк", "наволочка паддужку", "схема зборки лотуса", она вдруг начнёт обращаться к окружающим со странными вопросами: "Дорогой, как пишется: лейтЕнант или лейтИнант?". И нежно любящим лоскутницу людям придётся возвращать её в мир русских слов и русской речи. Делать это надо осторожно и тонко, не насилуя переехавший набок мозг вашей дамы. Например, так: "Дорогая, как же! Вспомни вот это: "Я раньше думал: "лейтенант" / Звучит вот так: "Налейте нам!"". "А", - скажет она и вспомнит.
     Быстро излечивает "интернетский язык" чтение книг, изданных в СССР, то есть тех книг, которые прошли через редактуру и корректуру. Если близкие заметили, что дама долго "сидит" в интернете и начинает использовать в речи странные слова и обороты, можно предложить ей перечитать "Серую шейку", "Му-му" или рассказы Л. Толстого для крестьянских детей.
     Критиковать даму и заочных её подруг, оригинально общающихся на неоригинальном русском языке, не надо: они пережили "крупнейшую геополитическую катастрофу века" (В. В. Путин наш дорогой). Жители бывших союзных республик "получили русский язык в качестве трофея" (какой-то умный публицист, не В. В. Путин наш дорогой). Это похоже на то, как если бы туземцы с каменными пиками подобрали на берегу предметы, оставшиеся после крушения корабля: секстант, гербарий и монокль. Да и в метрополии, из порта которой когда-то вышел этот корабль, дела обстоят не лучше: многие уже не помнят, зачем нужны русский язык, секстант, гербарий и монокль...

     - Общение в кругу близких ей по духу лоскутниц приведёт к ещё одной социально-языковой деформации: дама начнёт сюсюкать и раньше срока впадать в детство. Мир лоскутного шитья, в который она вошла, снимает все условности общения. Дамы, разделённые в реальном мире годами, километрами и килограммами, предпочитают общаться нежно и интимно, обращаясь друг к другу "Танечка", "Ленусик", "Надюшенька", "Светланочка" и "Галчонок". Не стоит удивляться, если давно знакомая и ставшая близкой вам женщина будет настаивать на небывалом: прикреплении к её имени различных уменьшительно-ласкательных суффиксов и использовании новых обращений (зайка, лапусик, малышончик и проч.). Привыкнув к универсальному обращению рукодельниц "девочки!", она, возможно, вспомнит что-то из детства: попрыгает, попоёт детские песенки, пару раз обратится к супругу "Карлсончик, дорогой!", сошьёт кукле новое платье, купит розовые балетки и кошелёчек "Hello Kitty"...
     Это не должно пугать окружающих. В конце концов, круг любителей лоскутного шитья гораздо здоровее, нежели круг любителей домашних родов, чьи участники практикуют разные способы маринования, засолки и высушивания плаценты для последующего её хранения в ранге "семейной святыни". ОРВИ всё-таки лучше бубонной чумы.

  - Общение в кругу любителей лоскутного шитья приведёт к ещё одному признаку развивающейся болезни: постоянной нужде в похвале, восхищении и одобрении. Интернетское и клубное содружество лоскутниц - это очень трепетное, доброе и нежное сообщество, и единомышленницы деликатнейше относятся к любым "проектам" своих очных и заочных подруг. В комментариях и форумных разговорах превалируют именно те способы мотивации лоскутниц, которые повышают их самооценку. Что бы дама не выставила, она очень быстро уверится в том, что  её произведение - "прелестно", "чудно", "великолепно", "талантливо", "удивительно", "восхитительно", "красиво", "мило" и "радует глаз". Она убедится, и не раз, что сама она - "талант", "талантище", "умница", "креативная", "уникальная" и даже "гениальная". Через некоторое время у неё созреет уверенность в том, что весь мир, все города, страны и континенты затаились в трепетном ожидании её нового покрывала или сшитой её виртуозной рукой прихватки.
     Близкие люди, проживающие с лоскутницей, уже привыкшей к похвалам, должны соблюдать простые правила, сохраняющие психическое здоровье дамы и психологический комфорт в семье: 1) нельзя хвалить даму формально, 2) нельзя хвалить даму сдержанно, 3) нельзя хвалить даму после её просьб обратить внимание на очередное изделие, 4) нельзя хвалить даму всякий раз одинаково, 5) нельзя хвалить даму короткими фразами, мысль нужно развернуть и снабдить свою речь подробностями. Пример правильной похвалы: "Это шикарно, дорогая! Прошлая вещь была гениальной, но ты превзошла саму себя! Эта ткань, которую мы купили вместе (ах, как я рад, что отказался от хоккейного матча в тот день!), - это чудо какое-то! Какие нежные фиалки на залитом солнцем поле! Как ты свела уголки: миллиметр к миллиметру! Чистейшая работа! И какие маленькие детали! Дорогая, как ты это смогла? Я сейчас сфотографирую и отошлю фото маме, папе, Геннадию Анатольевичу, другу Алексею, другу Петру, другу Николаю, соседу по даче Василию, сослуживцам Татьяне, Михаилу и другу нашего народа Мамеду..." и т. д.
     Если же, не дай бог, не похвалить её вовремя и сообразно правилам, то возможно крайнее обострение приступа "депрессии лоскутницы". Среди признаков и последствий этой депрессии возможны: слёзы, куча нестиранного белья, чумазые дети с колтунами на голове, вторая стрелка на брюках супруга, кисель из брикета на ужин, прослушивание песен нуднейших еврейских и грузинских исполнителей типа Окуджавы, Болтянской и Долиной (той, что с гитарой и заложенным носом), долгие выяснения отношений с рефреном "Я хорошая? Нет, ты скажи: я хорошая?", обострение хронических заболеваний, появление перхоти и нарушение менструального цикла.
     - Помимо утраты некоторых навыков речи дама-лоскутница вступит в странные отношения с математикой. Если вычисления касаются размеров лоскутных деталей, блоков и каймы, то здесь она активирует забытые со школы знания и навыки. Терминами "формула вычисления гипотенузы равностороннего треугольника", "длина окружности при известном радиусе", "золотое сечение", "апофема", "гомотетия" и проч. она будет бросаться смело и уверенно. "Пи" она будет знать до восьмого знака после запятой, легко сможет начертить пентагоны, гексагоны и октагоны, будет держать в голове соотношение сантиметров и дюймов и легко переводить одни единицы в другие... Но простые правила счёта применительно к деньгам она забудет напрочь!
     Доводы с применением элементарной логики она будет отвергать как ложные, необъективные, ненаучные и вредные для неё лично. "Дорогая, на материалы для нового покрывала (и это не считая покупки новой швейной машинки) ты уже потратила 5 600 рублей. И  ты говоришь, что это ещё не всё, что тебе нужно. Не лучше ли купить готовое покрывало за 2 000 рублей, или за 3 000 рублей, или даже за те же 5 000 рублей, но не тратить на это время и силы?" - такую или подобную логику она не способна воспринять вообще. Лоскутное шитьё блокирует тот участок мозга, который отвечает за здравый смысл. Попытка сдержать её в тратах приведёт даму к выводам, что тем самым вы покушаетесь на её личность, счастье и свободу; что вы ей жить не даёте, дышать не даёте; и лучше бы она умерла, чем жить с таким жестоким и бесчувственным человеком, и мать у тебя такая же.
     Если же, проведя работу с чеками, просто написать в столбик все её траты, то она вообще впадёт в состояние невменяемости. И окружающим станет непонятно, то ли она - больная на голову, то ли - святая, которая погружена куда-то внутрь и видит нечто, сокрытое от глаз простых смертных. Из глубин своей личности и памяти она достанет на свет странное представление о том, что всё для лоскутного шитья - это дар богов, и к этому дару неприменимы простые правила счёта, каковые применимы, например, к обуви, бензину, гречке, молоку, макаронам и стиральному порошку. Все необходимые семейные траты - это одно, их надо считать; а лоскутное шитьё - совершенно другое. Отдай долю и не смей считать, потому - это грех.
     Если же близкие обнаружат у дамы проблески сознания (она вдруг остановится и пробормочет: "Сдать в школу на учебники и тетради 2 000 рублей. У меня сейчас нет 2 000 рублей. 2 000 рублей - это много. На той неделе я купила акриловые линейки за 2 000 рублей... Ой... Ой-ёй-ёй..."), то следует ей показать вашу бухгалтерию. Это, возможно, приведёт к временной ремиссии "лоскутной болезни", и она перестанет покушаться на семейный бюджет хотя бы на месяц-другой.

(Вариант столбца "Убыло" в семейном бюджете. Траты на лоскутное шитьё:
- Швейная машинка (надо новую! вот такую! именно такую!) - 41 000 рублей
- Стол для швейной машинки (лучше немецкий, у них есть белёный дуб) - 28 000 рублей
- Дисковый нож 45 мм с фиксатором - 650 рублей
- Дополнительное лезвие для дискового ножа 45 мм (2 шт.) - 580 рублей
- Дисковый нож 28 мм с запасным лезвием - 680 рублей
- Мат резиновый раскроечный 60 см Х 90 см (чтоб и дюймы, и сантиметры) - 2 600 рублей
- Мат резиновый раскроечный 60 см Х 90 см (старый испортился) - 2 600 рублей
- Мат резиновый раскроечный 45 см Х 30 см - 500 рублей
- Коврик (мат) раскроечный двусторонний (на одной стороне резать, на другой - гладить; надо купить, чтоб брать на дачу и к маме!) - 3 400 рублей
- Ножницы большие (2 шт. про запас, потому что эти - хорошие) - 3 000 рублей
- Ножницы маленькие - 650 рублей
- Ножницы-кусачки - 250 рублей
- Ножницы-кусачки (ещё раз, старые не режут) - 250 рублей
- Ножницы-цапельки - 600 рублей
- Напёрстки (всякие: кожаные, железные, серебряные, резиновые, с отверстиями и нет, для длинных ногтей, для шитья и стёжки, российские, немецкие, японские) - приблизительно 4 000 рублей
- Иглы (для швейной машинки - разные, для ручного шитья - разные, потому что всякие нужны и важны! очень-очень!) - приблизительно 3 000 рублей
- Акриловая линейка большая - 1 450 рублей
- Линейка средняя - 840 рублей
- Линейка квадратная малая - 540 рублей
- Линейка (слот) - 650 рублей
- Линейка (слот) - 1 250 рублей
- Трафареты и шаблоны (обязательно трапеции, гексагоны и такие штучки для "Твистеров" и "Дрезденской тарелки") - приблизительно 4 000 рублей
- Маркеры водорастворимые и исчезающие (опять надо новый, они так быстро сохнут!) - приблизительно 2 000 рублей
- Карандаши для ткани - 500 рублей
- Утюг большой обыкновенный (старый испорчен флизелином, клеем, ещё чем-то и уже не очищается) - 3 000 рублей
- Утюг маленький дорожный (для маленьких деталей, чтоб не включать большой утюг) - 1 800 рублей
- Утюжок для разглаживания припусков - 1 600 рублей
- Чехлы для гладильной доски ( они желтеют и прогорают! постоянно!) - приблизительно 2 000 рублей
- Нитки ( отечественные, немецкие, японские, хлопчатобумажные, полиэстеровые, синтетические, вискозные, для шитья, для выстёгивания, для вышивки и т. д.) - для начала приблизительно 6 000 рублей
- Дополнительные лапки и иные приспособления для швейной машинки - приблизительно 2 000 рублей
- Дополнительные шпульки для швейной машинки - приблизительно 500 рублей
- Мелочь (булавки простые, булавки изогнутые, палочки для выворачивания углов, крючочки для выворачивания узких полос, распарыватели, мелки и проч.) - 2 000 рублей
- Перчатки для квилтинга (2 пары, про запас) - 960 рублей
- Напёрстки для квилтинга - 240 рублей
- Тесьма для некоторых техник пэчворка (купим много, ужас как красиво!) - 1 800 рублей
- Флизелины, дублирины, стабилизаторы (всегда нужны, всегда заканчиваются) - приблизительно 2 000 рублей
- Бумага для заморозки - 580 рублей
- Короба, коробки, шкатулки, боксы - приблизительно 2 000 рублей
- Наполнители для квилтов (полиэфир, полиэстер, хлопок, шерсть, смешанные, потому что надо всё попробовать) - приблизительно 4 000 рублей
- Клей для ткани  - 500 рублей
- И ещё какая-то самой ей непонятная фигня - 1 000 рублей
________________________________________________________
Сумма уже перевалила за 130 000 рублей. И это без ткани!!!
Про ткань:
- Первый набег в магазин для ткани - 6 000 рублей
- Второй набег в магазин для ткани - 7 500 рублей
- Покупки в интернет-магазине (однотонные ткани, широкие ткани для оборотной стороны квилта, наборы, потому что без них, как оказалось, никак не обойтись) - 9 000 рублей
- Покупка тканей во время заграничных поездок (наборы, роллы, каких у нас не видела) - приблизительно 7 000 рублей).
________________________________________________________
    Надо помнить, что дама-лоскутница давно поняла, что, начав с идеи экономии ("я буду шить из старых вещей и экономить деньги для семьи"), она давно перешла к расточительству, уму непостижимому. Героиня романа Достоевского Мария Тимофеевна Лебядкина научилась комфортно существовать в придуманном ею мире, несмотря на то, что в глазах окружающих она была идиоткой, юродивой и врунихой. Так вот, лоскутница - это Лебядкина от шитья. И это неизлечимо. Врать, выпрашивать, шантажировать и представляться при этом "княгиней" она будет постоянно и с такими честными и светлыми глазами, что заставит подыгрывать ей всех окружающих. "... Но тихие, ласковые, серые глаза её были и теперь ещё замечательны; что-то мечтательно и искреннее светилось в её тихом, почти радостном  взгляде", - именно так, взглядом Марии Тимофеевны, она будет смотреть на близких, в глубине души понимая, что её давно пора либо сдать в психушку, либо время от времени стегать по заднице, чтобы знала, на что деньги тратить. 
     - Враньё, уход в параллельную реальность, невменяемость - это самый неприятный признак "лоскутной болезни".  Оправдать дамочку-лоскутницу можно хотя бы тем, что приём "закрыть глаза и не видеть" используют разные люди применительно к разным обстоятельствам. "Она меня всё-таки любит, а с Сергеем - так, просто секс", "А зарплату мне не повышают, потому что кризис, а начальник хороший и меня ценит", "Ну, обсчитала... Она же бедная мигрантка и от всего страдает", "Меня никто не обманул; так жизнь сложилась; пусть он теперь будет счастлив с Катенькой, а половина моей квартиры - разве это так ценно с точки зрения вечности?" - всё это понятная самозащита; и кто её не применял, тот Бог, наверное.
     В чём врёт и самообманывается лоскутница? Что она давно знает и одновременно не позволяет себе знать?
1) Она не экономит, она разоряет семью.
2) Она "подсела", она - лоскутная наркоманка.
3) Пользы от её шитья - никакой или близко к никакой. Рекламные шутки продавцов "Купите дорогую машинку для квилтинга, и после двух проданных вами лоскутных покрывал вы полностью возвратите себе её стоимость" доводят её до белого каления и повышения давления.
4) Отбить траты на лоскутное шитьё продажей готовых изделий нельзя. Она давно следит за "девочками", чьи работы приводят её в восхищение, и их волшебные покрывала и одеяльца годами "висят" на сайтах по продаже хендмейда. Возможно, это кому-то всё-таки удаётся? Но она догадывается, что рассказ про "девочку, которая шила красиво и теперь богата" - это городская легенда сродни легендам про "жёлтую руку", "чёрного дембеля" и "гроб на колёсиках". Есть детские летние лагеря - будут рассказы про "гроб на колёсиках", есть демобилизованные из армии - будут легенды про "чёрного дембеля", есть лоскутницы - будут рассказы про счастливых и удачливых "девочек", которые шили-шили красиво-красиво, а теперь не только кормят семью, но и ездят на Porsche 918 Spyder.
Девочка, которая шила-шила, и у неё всё получилось.
 
     После удачной продажи своих изделий, когда семейный бюджет пополнился на сумму 8 000 рублей, она выстроила в своей голове график стабильного роста дохода. Но почему-то никакой стабильности в этом деле не обнаружилось...
5) Лоскутные изделия интересны тем, кто сам шьёт лоскутные изделия. А тому, кто не шьёт, они вообще не нужны и совсем не интересны. Замкнутый круг. Самообслуживание. Выхода нет.
6) Для полноценного рынка лоскутных изделий нужна непрерывная традиция, избыток денег у населения и проживание большей части этого населения в собственных домах. Там лоскутному одеялу - место. Лоскутное одеяло (или покрывало) в городской квартире требует небывалого - слияния вкуса автора и вкуса покупателя. А лоскутница знает, что за всю её жизнь ей не удалось сойтись с иными дамами в оценке своих новых сапог. Ни разу! Что же говорить о лоскутных одеялах? Вот была бы традиция дарить на рождение, крестины или свадьбу лоскутное одеяло  - то-то было бы хорошо! Есть же традиция дарить серебряную ложечку, цветы в целлофане и коньяк "Неписсухо"... Она не верит в хороший исход, но всё-таки ждёт: а вдруг это случится при её жизни, и она нашьёт лоскутные одеяльца всем новорождённым во дворе? Она уже начала считать коляски...
7) Она уже поняла, что лоскутное шитьё для неё и таких же дурочек - милое хобби, но вообще-то это разветвлённый бизнес, который давно сосёт из восторженных и наивных мисс и миссис, дам и барышень деньги и силы. И видится ей этот монстр то "Римским клубом", который закулисно рулит миром, то "Бильдербергским клубом", который тоже закулисно рулит миром, то какими-то всесильными Ротшильдами и Рокфеллерами, на которых все работают и которые тоже всем рулят, то зелёной гусеницей из "Футурамы", которая подсадила на свою вкусную слизь все ближайшие планеты, то чёрным и ушастым страшилищем, для которого дети из Страны Земляники собирали землянику... Как бы отцепиться, чтобы никто из тебя ничего не сосал? А никак: поздно...
8) Она сообразила, что готовые лоскутные изделия - сознательная, а чаще бессознательная реклама, необходимая для продажи товаров для лоскутного шитья: швейных машин, стегальных машин, тканей, разнообразных инструментов и аксессуаров. Деньги - там. А сама она и иные шьющие - звенья в какой-то бесконечной цепи "сетевого маркетинга". Только продавцы косметики и иной ерунды сами рвутся в рабство, а лоскутницы делают это честно, наивно и бессознательно. Когда-то она сама насмотрелась на работы талантливых "девочек" и загорелась идеей лоскутного шитья. А теперь, показывая свои работы, "подсаживает" других. А кто-то при этом получает деньги. Кто? Только не сами лоскутницы. Если какая-либо бизнес-леди демонстрирует в иностранном телевизоре разнообразные техники лоскутного шитья и какие-то линейки-шаблоны-диски-схемы (не путать с роликами в ютубе, в которых дамы вещают из своих домашних уголков!), будьте уверены - у неё или фабрика, или магазин, или и то и другое вместе. Плюс курсы лоскутного шитья. А для неё, квартирной рукодельницы, несчастной творчихи, перспектива описывается только тремя словами: никогда, никогда, никогда! Нет, в период затемнения рассудка и немотивированного оптимизма она интересовалась, сколько стоит открытие бизнеса в её регионе: аренда помещений, рабочая сила (бухгалтер, водитель, продавец, уборщица), таможня, налоги... Но простой вестибулярный аппарат в её ухе, испытав "головокружение от успехов", быстро помог поставить мозги на место. И вывод: сшила блок "Перистая звезда", показала "девочкам", они похвалили, и будь довольна. Твоё место - внизу пищевой цепочки.
8) Сшитые дома изделия никогда не превзойдут качеством вещи, изготовленные промышленным способом. Обратный вывод привёл бы к отрицанию логики развития производства: ручной труд - мануфактуры - промышленность. Но она ещё борется с человечеством и его историей, хотя понимает, что то, чем она занимается - это просто милое домашнее рукоделие-безделие. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось... А во всём этом рукоделии, по большому счёту, давно нет нужды: всё можно купить. Лучше бы нашла вторую работу или приработок. Нет, если вдруг война или какие-нибудь настоящие и гневные санкции, или КПСС вернётся, или планету вдруг захватят роботы или обезьяны, а люди будут прятаться по пещерам, то она со своим рукоделием тут как тут! И всех спасёт.
9) Лоскутное шитьё - пожиратель времени. Лучше бы распорядиться им по-другому.
10) Картинки в журналах (особенно японских и американских) - это не труды таких же домашних копоших, как она сама. Это сначала кажется, что сидит такая же "девочка" и шьёт покрывало, временами отбегая к плите. Над покрывалом, сшитым и выстеганным вручную, трудится целая мастерская, а не одинокая тётенька с элементарными навыками шитья и переоценкой своих возможностей. А потом это покрывало крутится по бизнес-точкам развитого рынка: его фотографии будут проданы в журналы; оно будет демонстрироваться на фестивале пэчворка-квилтинга, организованном фирмой, специализирущейся на производстве швейных машин; его изображения поместят на наборы лекал и инструкций; хозяйка бизнеса придёт с ним на свою или чужую телепередачу и будет демонстрировать изготовление образца на швейной машине, а камера в это время будет брать крупным планом логотип производителя и марку агрегата...
11) Журналы, книги, телепередачи, уроки на дисках - это возбудитель, для неё возбудитель, её возбудитель. Надо, чтобы она возбудилась и... побежала по магазинам за тканями, машинками и трафаретами. Её поймали, ею манипулируют; а в качестве живца ей подсовывают воздух (как и при продаже иных товаров): лёгкий путь добиться уважения и самоуважения, желание реализоваться хоть в чём-нибудь, тяготение к красоте, желание сделать как "в Европе и лучших домах Филадельфии", стремление не отстать непонятно от чего, от каких-то тенденций... И, конечно, зависть: "Она смогла. А я что - топором бритая и слюнями умытая? Тоже мне бином Ньютона!".
     Много чего знает о себе несчастная раба любви к лоскутам. Но, как и все пациенты доктора Хауса, которые, как известно, всегда врут, она никому ничего не скажет. Мучаться будет, а не скажет. Сдохнет, а не скажет. Хотя давно всё понимает.

     - Верный признаком этой психической болезни является является обострение и появление болезней настоящих. Близорукость, дальнозоркость, астигматизм, блефарит, компьютерный зрительный синдром, гипертония, гипотония артериальная, гипотония мышечная, атеросклероз, остеохондроз, артроз, ревматоидный артрит, полиартрит, псевдоартроз, варикозная болезнь, венозный тромбоз, геморрой, аллергия, неврозы, в том числе невроз навязчивых состояний, различные психосоматические заболевания, миастения, невралгии, экзема, головные боли, головокружение, обмороки - эти и другие заболевания придут к лоскутнице либо по-одному и последовательно, либо сбившись в устойчивые группы, либо все и сразу. Мозоли, ушибы, порезы, мелкие травмы - это настолько обыденно, что не стоит о них и упоминать.
     Надо помнить, что лоскутница нередко носит свои болезни, как ордена, полученные за героизм и подвиги во время великой битвы за качество лоскутных изделий. Она - на Колчаковских фронтах раненая; она - ветеран; ей надо - мундир, погоны и почитание со стороны соотечественников и всего прогрессивного человечества.
     Ни в коем случае нельзя упрекать даму, нельзя напрямую связывать ущерб здоровью и её фанатичную преданность лоскутному шитью. Фразы "Хватит стареть и хиреть. Брось ты эту заразу!", "Ха, ты нагибаешься, как моя бабушка. И руки как у неё. Может, бросишь горбатиться за машинкой?", "Ах ты моя бабулечка! Клюшка ты моя старая! А пальчики у нас узловатенькие, а глазки у нас подслеповатенькие. Зато у нас в доме уже восемь одеялок из треугольничков!" - недопустимы. Лоскутница сначала осклабится, а потом озлобится.
      Напротив, надо указать на то, что забота о своём здоровье повысит КПД её лоскутного творчества, улучшит качество и увеличит количество квилтов. А как бы всей семье хотелось, ах, как бы хотелось, чтобы к восьми одеялам прибавились ещё 38 покрывал, 24 скатерти, 10 дорожек, 50 салфеток, 10 половичков, 100 панно и 100500 прихваток.

     - Если в дом пришло лоскутное шитьё, то надо отучить себя и близких от привычки к чистоте. Лоскутница - не гигиенистка, хотя ранее ею была. Лоскутный недуг поборет её тягу к чистоте и блеску. Пока дама шьёт, убираться она не будет. По углам всех комнат и нежилых помещений, включая туалет, ванную и кладовки, будут скапливаться милые комочки из пыли и начёсов, похожие на перекати-поле. Намёки "Дорогая, не пора ли убраться?" не пройдут, и шьющая дама вполне логично ответит, что смысла убираться нет, ткань всё равно будет выбрасывать в пространство нитки, волокушки и х/б пыль, и будет лучше, если весь мусор скатается вот в такие милые пыльные шарики, которые легче убирать, нежели пылесосить каждый день, протирать пыль каждый день и мыть пол каждый день. Пыль на плечах твоего пиджака? Лучше я буду каждый день с тебя её стряхивать щёточкой. Вот, смотри: возле зеркала я кладу щёточку.
     Единственная отрада - это разительное отличие квартиры во время шитья и блистающей чистотой квартиры после лоскутного шитья. Чистота каждый день - она незаметна. А чистота после шитья - это счастье, это абсолютная чистота, это кристальная чистота, это чистота святая. Это как напиться после многочасового блуждания по пустыне, как наесться после двухнедельной диеты, как пописать после четырёхчасового стояния в пробке.
     Легче всего мамино безразличие к грязи переносят дети. Они, напротив, радуются такому положению вещей. Умные дети, поймав маму врасплох, могут предложить: "Давай свинячить везде!". И мама разрешит, поскольку ответить ей нечем. Так семейной традицией станут весёлые "свинячие дни" с пылью в комочках, носками на шкафах, чипсами в кровати и следами шоколада на простынях.

     - Собственно лоскутное шитьё, то есть процесс нарезки лоскутов, их компоновки, собирания в квадратики разных фигурок, какое-то ползание на полу и манипуляции с булавками, стёжка в темноте и белых перчатках - всё это мобилизует огромный потенциал личности швеи, до сей поры никем не востребованный. Уже после первых лоскутных салфеток и подушек-думочек дама проявит свои новые качества: ответственность, аккуратность, фанатизм, верность слову и делу, навыки организатора и руководителя производства, тонкое чувство красоты и гармонии, терпение, жертвенность и готовность к подвигу.
     У близких, наблюдающих процесс кропотливого труда лоскутницы, может возникнуть мысль: да она могла бы посадить в одиночку 12 соток картошки, или "привяжи к ноге динаму - пусть она ток даёт в недоразвитые районы"! Развитие этой мысли в столь пагубном направлении следует пресечь. Не будет лоскутница столь хороша в иных сферах жизни и производства. Не способна. Таланты завянут, активность понизится, и жизнь в общем и целом закончится.
     Общее в медицине и побочных науках представление о том, что любое развитие, тренировка и обучение приводят якобы к тому, что генотипический потенциал организма обязательно преобразуется в какое-нибудь фенотипическое проявление, - по отношению к лоскутницам неверен. Их "генотипический потенциал" преобразуется только в лоскутное шитьё и больше ни во что. Наивно ждать, что отлучённая от пэчворка дама будет активнее проявлять себя в сексе, кулинарии, вождении автомобиля, бухгалтерии, живописи, спорте, что она добьётся карьерного роста, накачает мышцы и разовьёт интеллект. По крайней мере, до сей поры никому не удалось направить энергию лоскутницы в иное русло. Близких должна утешать мысль о том, что медицина, психиатрия (в том числе карательная) не стоят на месте.

... Итак, итак... Любая профессия или хобби влекут за собой профессиональные деформации: учителя говорят громко и нудно, у водителей болит спина, матросы приобретают новую походку, чиновники наедают отталкивающее выражение лица, актёры и в обычной жизни пытаются строить длинные фразы и т. д.
     Но лоскутное шитьё - это особый случай: дама, им увлекшаяся, меняется столь разительно, что это заметно и по фотографиям, и по медицинской карте, и по царящей в семье атмосфере, и по иным выше перечисленным признакам.
     Остаются открытыми такие вопросы:
1) можно ли излечиться от лоскутной болезни раз и навсегда?
2) знакомы ли медицине случаи длительной и стабильной ремиссии?
3) что лучше: поддерживать в такой даме жизнь искусственным образом или же следует довериться судьбе?
4) сколь опасны для окружающих и общества в целом признаки и последствия лоскутной болезни? не лучше ли такую больную изолировать или, например, создать особые зоны для проживания таких лиц?
5) влияет ли увлечение лоскутами на либидо и деторождение?
6) можно ли трактовать увлечение пэчворком как замещение иных стремлений дамы (несмотря на неудачные попытки близких перенаправить её энергию в полезные сферы жизнедеятельности)? можно ли предположить, что, не появись увлечение лоскутным шитьём, дама с такими огромными потенциями и постоянным стремлением к новому могла бы попасть к Свидетелям Иеговы, в МММ или в "рыцари моста"?
     Тема эта сложная, она ждёт своих исследователей и новых подопытных, число каковых не уменьшается, а, напротив, с каждым годом и даже часом увеличивается и увеличивается в геометрической прогрессии.
     Добро пожаловать!