суббота, 16 августа 2014 г.

Лоскутное шитьё: как приходят к этому милому увлечению и с чего всё начинается?

       Мечты и грёзы... Красная дорожка, софиты, духовой оркестр,  ордена и медали на груди и на шее, тяжёлый блестящий призовой кубок в руках, длинное платье с разрезом и стразами, мускулистый и душистый мужчина для поддержки руки и талии, нарочито прямая спина и гордая посадка шеи, снисходительный взгляд победительницы судьбы и хозяйки жизни и… визгливый голос молодого журналиста, задавленного многочисленными коллегами: "Скажите, как Вы пришли к лоскутному шитью? Как Вы начинали?".

    "Ах, милый юноша, рассказ мой долог (пауза, вздох)… Он полон драматизма (долгая пауза)… Готовы ли Вы к откровенному рассказу, преисполненному чувства? (пронзительный взгляд с вызовом)...  

        Мой друг, любовь женщины к ротмистру, флигель-адьютанту и камер-юнкеру нашла своё достойное отражение в высокой литературе. Не так ли? А любовь женщины к лоскутному шитью - пока не обрела талантливое перо, чьё мастерство способно отразить столь чувственное и живое переживание и ни с чем не сравнимый опыт.   Увы… (вздох, смахивание слезы уголком платочка). 


       Я буду рада, если мой сбивчивый рассказ будет полезен как материал для будущего романа. Может быть, Вашего?" (кокетливый взгляд, едва заметная улыбка, сулящая блага).  

*****************************

Наброски, заметки, зарисовки из дневника лоскутной дамы.
    *** Детство. Большая комната в два окна. В проёме между окнами - большой обеденный стол, под который я захожу, лишь чуть-чуть нагнувшись, и машинка "Зингер" на столике с кружевными железными ножками. Ещё у столика есть выдвижные ящички, где хранятся нитки и иголки. И от этих волшебных ящичков, и от машинки меня отгоняют. Разрешают лишь стоять рядом и смотреть, как бабушка шьёт. Она что-то шьёт, но время от времени возвращается к лоскутному полотну, которое складывает постепенно и экономно.
        Лоскутное шитьё - от бедности и сообразительности. Поэтому бабушка не складывает какой-либо рисунок, а пришивает разноформенные лоскуты друг к другу с единственным желанием - сохранить как можно большую площадь лоскута. Получается красивое невесть что. Завораживает…

       *** Летом все одеяла и пальто вывешивают на улицу. Они там висят, проветриваются и образуют домики и лабиринты, в которых можно играть и прятаться. Жарко; золотые шары и флоксы; жужжат мухи; летают стрекозы: голубые, которые смешно подгибают хвостик, и большие коричневые, крылья которых похожи на вертолёт; бабушка гремит чем-то на терраске; на мне красные сандалики... Лоскутное одеяло на верёвке не привлекает внимания, оно - часть лета и детства. Я родилась в мир и семью, где оно было.
        Всё детское отпечатывается в памяти крепко, глубоко и навсегда.

       *** Образовалась талия. В этом возрасте хочется самовыразиться и отличиться. У одной подружки - джинсовые сабо офигительной красоты, на которые она нашила бусинки. Другая заразила всех выкрашиванием в тазу скрученных в узлы тканей; и мы все смастерили себе платья, юбки и сарафаны необыкновенной - павлиньей - красоты. Я шью лоскутную сумку. Она прямоугольная и через плечо. Розово-синяя. Сумка разорвалась быстро, но впечатление оставила.

        *** Детская кроватка встала на место гардероба, который еле-еле впихнули в угол комнаты. Из детской кроватки доносится еле слышное "пых-пых"; во сне краснеют щёчки. Запах детского крема. Мой сон превращается в постоянное прислушивание и полубдение. Внутри оживают все древние инстинкты, социальные практики, мифы и образы, накопленные твоим народом. Невесть откуда вылезает образ братца Иванушки, которого Алёнушка посадила на одеяльце около крыльца. Значит, моему ребёнку тоже нужно одеяло, на которое я его посажу, как только он чуть-чуть подрастёт. По всем кладовкам, шкафам и тумбочкам собираются лоскуты, отрезы и ненужная одежда. Кроятся шестиугольники-гексагоны. СССР оставил после себя рулоны ватина. Одеяло получается ярким как цирковой шатёр, мягким и тёплым. Ребёнок сидит на нём охотно и много, говорит "дысь-дысь" и "гага". 
       Одеяло было честным: оно отслужило то, что ему причиталось; оно было описано ребёнком столько раз, сколько положено судьбой и физиологией; и ушло на помойку при общем мнении об исполненном долге и матери, и одеяла.

       *** Странно, но вдруг появляется свободное время.  Все прививки сделаны, все ёлки отпрыганы, все соседние парки и скверы обгуляны. Идиотизм молодого сотрудника, относящегося к работе со рвением, пережит и отвергнут. Что делать? Мама Фёдора вернулась к байдаркам (что это хоть?); Марусина мама затеяла от скуки новую свадьбу, вся в любви; мать близнецов вообще ушла куда-то в себя, поговаривают, что пишет стихи и даже публикуется (за свой счёт, хи-хи). 
        А мне что делать? И из бездны похеряных детско-подростково-юношеских увлечений выползает на свет лоскутное шитьё. Почему лоскутное шитьё? Романтика в себе я сознательно задушила, а выпестовала хозяйственную и практичную женщину себе на уме. И у меня отныне ни одна вещь не пропадёт! Так-то! И ещё нашью кучу полезного. И почему, собственно, Плюшкин - отрицательный герой? Так думают ограниченные тупицы, до сих пор живущие выводами, почерпнутыми из уроков литературы с их куцым литературоведением: Печорин - лишний, Чацкий - умный, "Элен сидела голая и всем улыбалась…". 
        Распирает гордая уверенность, что этот выбор от мудрости и огромного жизненного опыта.
      
       *** Один из дней. Всё убрано. Грани мебели отталкивают попавшие на них лучи и искрят как бриллианты. Идеальная хозяйка! Настроение светлой, слегка нарочитой грусти. Ах, балы, ах, скачки и, ах, игра в крикет с юными друзьями - всё это в прошлом. Теперь я взрослая женщина, мать семейства. "Наше прошлое было прекрасно и чудно. Я нередко вспоминаю его. Но, поймите, я… Нет, я не о чём не жалею, и очень часто вспоминаю Вас и всегда буду помнить. Но только того - прежнего Мишу, в панаме, со связками книжек, с карманами, полными табака... А теперь Вы - Михал Васильич, учитель , вы женаты… А я? Я - Софья Егоровна, я замужем. Я обязательно займусь нужным полезным делом. Мы с Сержем уже всё решили,  он меня очень в этом поддерживает. А прошлое - пусть так и останется прошлым. Студент любил девочку, девочка любила студента - история слишком старая и обыкновенная, и не нужно её ни с чем путать".  
       
        *** Из паутины и спутанных клубков женских переживаний рождается идея лоскутного одеяла.  А кто сказал, что из этого клубка должны обязательно рождаться какое-нибудь страдание или любовь? Почему не лоскутное одеяло? Большое и полезное. Чтоб много труда и зримой красоты. Чтоб была вещщщь! Символ душевного спокойствия и традиционных ценностей. "До свидания" сравнению себя с Наташами Ростовыми, Асями, Татьянами и Джульетами пионерского возраста.
       
       *** Мысли приобретают определённое направление. Где брать ткани? Покупать новые ткани и потом их резать - это ум новоиспечённой хозяйки дома отвергает напрочь. Коробочка и Кабаниха, занявшие в душе место Виол и Катенек, не позволяют такое расточительство и форс. Значит, ткани нужно собирать по сусекам. 
         Сусеки бездонны. У мамы и женщин её возраста со времён социализма хранятся отрезы ситца и сатина. Там залежи, пласты, кимберлитовые трубки! Есть поношенные мужские рубашки. Немодная одежда только зря занимает место. Соседи и коллеги оповещены о твоём новом увлечении и вместо коробок конфет и прочей чепухи из разряда формальных подарков несут тряпичные обрезки. Формируются длинные цепочки поставщиков тканей и лоскутов: подруга - её мама - её соседи - их знакомые - женщина, которая ведает ветошью в гараже. И эта ветошь - красоты неописуемой! Наверное, их поставляет какая-то пережившая перестройку хлопчатобумажная фабрика. 
         Складывается новая репутация - женщины с положением и милым хобби.
       
       *** Так, надо уйти с зыбкой почвы любительства и подвести под выбранное занятие какую-нибудь теоретическую базу. В книжном магазине была куплена книга англоязычной курпулентной тётеньки с улыбкой на всю ширину фотографии. Там - блоки для пэчворка и их история. Ага, блоки… Ага, значит, по-английски - пэчворк. Корявое словцо, но надо запомнить... Начало теоретическому освоению темы положено. 
       Из материалов книжки выбирается блок "Бережливость", отмеченный третьим уровнем сложности. А почему бы и нет? Мы не на помойке себя нашли.
       Поскольку одеяло шьётся в условиях жёсткой экономии, то никаких лишних средств из бюджета семьи не потрачено. Лишь ножницы и школьная линейка. И стол, и гладильная доска. И прочная прижимистая гордость, доходящая до самолюбования.
       
      Швейная машинка есть. Она слегка удивляется лоскутному шитью, пару раз показывает характер, но потом привыкает и начинает работать от всей своей механической души, за что причисляется к подругам и получает подарок.
      Опыт и навыки повалили как из рога изобилия. Приходит понимание того, что такое блок и какие чудеса он творит. Блок "Бережливость" на картинке выглядел вот так.
          А "заиграли" иные элементы - на стыке блоков. Несколько дней носилась с этим открытием, как Левенгук со своим микроскопом и одноклеточными "зверьками". 
       Упоение от работы и от результата были таковы, что никаких неровностей просто не замечала! Машинка "берёт" толстый синтепон - ура! Обрезки складываются в рисунок - ура! Пригодилась математика и аттестат зрелости - ура! Помоечная куча бросовых тканей превратилась в одеяло - ура!  
          А уж когда члены семьи стали бороться за право и привилегию укрываться этим одеялом, то охватившую гордость можно было сравнить с чувством по поводу присвоения звания лауреата Сталинской премии.   

       *** Первые опыты не вполне совершенны, конечно. И это мягко сказано. Но милы сердцу, как прыщавый мальчик, запечатлевшийся в памяти как "первая любовь". Если б не было прокачки души во время этой первой любви, то не было бы и второй любви, и третьей… Так и здесь.
Ножницы и школьная линейка!
      *** И вот тут-то и накрыло! И понеслось! Практические и математические задачи, которые ставит перед дамой лоскутное шитьё, вытесняют на фиг все излишние рефлексии, с которыми уже попривыклось жить в юности и ранней молодости: 
- как я выгляжу? выделяюсь ли я в толпе? хороша ли я для перспектив в личной жизни?
- как там моя попа? на месте ли и хороша ли по-прежнему? нужен ли мне пуш-ап или пока можно довериться естеству?
- надо похудеть до прежних сантиметров талии и влезть в старые джинсы!
- нужно новое пальто и сапожки, без них - смерть и забвение! и зависть сожрёт...
- надо красить ногти вот так-то (как у Лариски и как модно), отстану от этой тенденции - умру как человек и как женщина!
- если нечем утереть нос подружкам и коллегам (хоть тряпками, хоть любвями), то ты вообще не женщина, а фу какая-то! тётка подзаборная и универсамная!
- надо знать образцы и им соответствовать; нужно знать лучше, чем таблицу умножения то, что сказала Коко Шанель (что-то про платье, духи и настоящую женщину), Мерилин Монро (чего-то там про любовь и красоту), Майя Плисецкая (что-то про крем, платья и опять про настоящую женщину), журнал "Космополитен" и миллион аналогичных кумиров и стандартоносителей!
- надо переделать кучу вещей и добраться до вершин установленного на данный момент женского стандарта: отовариваться там-то, одежду покупать там-то, отдыхать там-то, съездить туда-то, выкраситься так-то, лечиться лишь тут, машинку только такую, шубку лишь эту, телефончик эдакий и проч., и проч., и проч., и проч.

         Да мать моя женщина! Зачем мне эти стандарты? Зачем мне какие-то невнятные по смыслу поездки с подружками в супермаркеты, зачем мне эти бесконечные "а я ему… а он мне такой говорит… а он приехал, знал, что я там буду… а я такая…", когда у меня не решена задача соединения разных углов и стёжки в канавку!
Второй квилт. Из бросовых обрезков.
Ни акриловых линеек, ни матов, ни дисковых ножей!
И обыкновенная машинка с 23-ю строчками.
Старая рубашка, пелёнка, обрезки тика, лоскуты от кроя халата...
       *** Обыкновенный день. Как все. Точнее - вечер. Режу и шью. И вдруг осенило: в лоскутном шитье спокойно, в лоскутном шитье интересно, в лоскутном шитье всегда что-то новое, в лоскутном шитье забавно и весело, в лоскутном шитье одиноко и сладко, в лоскутном шитье все проблемы можно решить самой. И даже если не получилось, то всё равно - получилось! Вещь-то - вот она! Ёшкин кот, ядрён батон, а ведь и правда! Безубыточное занятие!

        *** Старые салфетки. Их уже нет - кривых и замызганных. А помню. Хотелось попробовать разные блоки. И попробовала. Хотя ничего ещё не знала:
- не знала, что есть акриловые линейки, дисковые ножи и маты, и они улучшают качество работы раз в несколько и сразу;
- не знала, что блоки часто складываются не из отдельных треугольничков и квадратов, а с помощью хитроумных приёмов кройки (из полос, путём разрезания черновых блоков и проч.);
- не знала, что есть специальные ткани для пэчворка,  и шить эти ткани - легче;
- не знала, что есть коллекции тканей для пэчворка, и там уже все цвета подобраны (а я-то думала, что авторы работ в журналах и книжках - гении);
- не знала, что есть миллион миллионов техник лоскутного шитья (из полос, быстрая сборка, синель, крейзи, аппликация, гавайский квилтинг, ручной японский пэчворк, аппликация разных видов, трапунто, английский пэчворк и т. д.);
- не знала, что есть разные наполнители, и внешний вид работы зависит от них в большой степени (объёмные, плоские, тонкие, толстые, рыхлые, упругие);
- не знала, что интернет переполнен видео-уроками, блогами и сайтами профессионалов и любителей лоскутного шитья;
- не знала, что в моём городе уже пустила корни и разрослась индустрия лоскутного шитья, и сложился специфический рынок товаров для лоскутного шитья (магазины, интернет-магазины, выставки, школы, курсы);
- не знала, что есть швейные машинки для лоскутного шитья и стегальные станки;
- не знала, что есть целая чёртова куча приспособления для более качественного лоскутного шитья, и люди их давно используют!
Ах, как кривенько, и ах, как миленько!
        *** Ну вот , собственно, и всё. Если кто-либо придёт ко мне с желанием пресечь моё увлечение этим смешным и глупым лоскутным шитьём, то ему придётся отдирать его вместе с кожей. Да и в глаз могу дать.

        Лоскутное шитьё стало частью личности. Возможно, деформировало эту личность. Не спорю. Возможно, много потеряно: могла бы стать альпинистом, дельтапланеристом, велосипедистом, радистом, пародистом, террористом, социалистом, культуристом, металлистом, садо-мазохистом,  популистом, коллаборационистом, маринистом, филателистом, карьеристом, особистом, беллетристом, декабристом и трубочистом. Сколько перспектив потеряно! Но, как ни странно, не жалко.

         *** Лето. Жара чуть спала. Лёгкий сквозняк теребит кончики бумаг и тряпочек. Сижу на кухне. Обобщаю жизнь. Почему-то через лоскутное шитьё. И - хорошо… И на душе, и в квартире. Тело млеет, ёрзая на лоскутном кухонном покрывале из цветочков, квадратиков и треугольничков…

          Да уж...Получился рассказ в жанре "начало": "Бэтмэн: Начало", "Исаев: Начало". 

          А весь этот блог - это продолжение истории! Это уже после того, как пересказанные здесь светлые мысли посетили голову.

        Пойду кофе поставлю. Попью и опубликую...

Из последнего...