вторник, 14 мая 2013 г.

Они тоже занимались рукоделием! Или: Как оправдать свое увлечение ссылкой на авторитеты.

        Я занимаюсь рукоделием. Ты занимаешься рукоделием. Он (она) занимается рукоделием. Вы занимаетесь рукоделием. Они занимаются рукоделием...

     Таких много. И мы занимаемся рукоделием несмотря ни на что.

     Несмотря на то, что мало времени. Несмотря на то, что тебя не понимают. Несмотря на то, что в магазине можно купить всё что душе угодно: с перламутровыми пуговицами и без, в клеточку, полосочку и горошек; большое, маленькое и между; для мужчин, для женщин, людей, детей и животных. Несмотря на то, что в одиночку не перегнать Китай и всех в нём живущих и шьющих. Несмотря на то, что рукоделие требует денег (много денег!). Несмотря на то, что ручной труд выматывает: думаешь, думаешь, думаешь, потом делаешь, делаешь, делаешь, а потом - все заново.

     Несмотря на то, что сомневаешься: в себе, в своих умениях, в результатах своего труда, в его пользе. Несмотря на то, что часто веришь тем, кто считает тебя дурой, чудачкой, городской сумасшедшей, старушонкой, мещанкой и идиоткой (и есть повод: подружка в магазине купила туфли и сумочку, а ты - шпульки, бобины для оверлока и ткань с петушками). Несмотря на то, что задумываешься после слов, что "делать тебе нечего". Несмотря на то, что он не носит то, что ты ему связала. Несмотря на то, что они прибегут, запыхавшись: "Вот, пришей, зашей, переделай"; и приходят в крайнее возмущение после твоих слов, что это долго, сложно и будет стоить столько-то: "Как? Ты ещё и деньги за это берёшь?". Несмотря на то, что испортила зрение и руки. Несмотря на то, что захламила квартиру. Несмотря на то, что кто-то все равно делает лучше.   Несмотря на то, что устала...

     "Долго ли муки сия, протопоп, будет?" - "До самыя смерти, Марковна!"

       Остановиться не можешь. И не остановишься никогда. Потому что однажды сообразила, смекнула и затаилась, как разведчик, после выгодного открытия: слова "творчество", "творить" и "Творец" - одного корня! Потому что то непередаваемое состояние - вдохновение? свобода? абсолютное одиночество? - не заменить ничем. Ничем, ничем.

     Потому что снова и снова хочется испытать то чувство, которое охватывает тебя и не дает продышаться, когда ты, наконец, что-то создала. Даже фигню какую-то, да еще и маленькую! Потому что в этот момент чувствуешь, что Боженька поцеловал тебя в темечко и по головке погладил. Потому что не можешь справиться с охватившим тебя восторгом и детским самолюбованием: "Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!".

     Потому что однажды тебя озаряет: долгие века рукоделием было изготовление всего-всего, и только машинное производство вытеснило руками-делание в особую резервацию. Только вот непонятно: изгнанных или избранных?

     И, распрямившись и надувшись от этой мысли и нового для себя само-осознания, составляешь список своих единомышленников, нисколько не страдая от скромности. Мечешься между веками, ищешь "своих". Общался же Мюнхаузен из советского фильма с Шекспиром и Сократом!

    И говоришь, вздохнув и выдохнув: "Они тоже занимались рукоделием!"
   
1. Господь Бог.
Увлечение ремеслами. Интерес к шитью. Мастер-классы Господа Бога.

     Итак, первого единомышленника я нашла в Библии. В книгах Ветхого Завета. Это - Яхве, Иегова, Элохим. Тот самый еврейский Бог из мировоззренческой системы монотеизма, которого христиане не отвергают, а просто понимают несколько иначе.

    Открываем Книгу Исхода, в которой Яхве является Моисею и тот реализует божественные  планы с помощью своего брата Аарона. Находим главы 25-28. И, будучи уже повреждены интернетовской и телевизионной культурой мастер-классов, приходим в крайнее удивление: Яхве дает Моисею, Аарону и еврейским старейшинам мастер-класс по устройству скинии (шатра), ковчега завета и пошиву одежды первосвященников! Господи, это же пошаговая инструкция! Какое крайне внимательное отношение к технологии и тщательное описание материалов!


    Начинает Господь с указаний мастерам по дереву (столярам и плотникам?) и мастерам по металлу (ювелирам?).

     "25. ...Сделайте ковчег из дерева ситтим: длина ему два локтя с половиною, и ширина ему полтора локтя, и высота ему полтора локтя; и обложи его чистым золотом, изнутри и снаружи покрой его; и сделай наверху ему золотой венец (витый); и вылей для него четыре кольца золотых и утверди на четыре нижних углах его: два кольца на одной стороне его, два кольца на другой стороне его. Сделай из дерева ситтим шесты и обложи их (чистым) золотом; и вложи шесты в кольца, по сторонам ковчега, чтобы посредством их носить ковчег; в кольцах ковчега должны быть шесты и не должны отниматься от него. И положи в ковчег откровение, которое Я дам тебе. Сделай также крышку из чистого золота: длина ее два локтя с половиною, а ширина ее полтора локтя; и сделай из золота двух херувимов: чеканной работы сделай их на обоих концах крышки; сделай одного херувима с одного края, а другого херувима с другого края; выдавшимися из крышки сделайте херувимов на обоих краях ее; и будут херувимы с распростертыми вверх крыльями, покрывая крыльями своими крышку, а лицами своими будут друг к другу: к крышке будут лица херувимов..."

     Далее Господь описывает, как сделать стол, на который нужно положить "блюдо, кадильницы, чаши и кружки", а также описывает, как сделать эти священные сосуды.

     Какая подробнейшая инструкция дана кузнецам и ювелирам, которые должна сделать светильник! Поражают "яблоки", "цветы" и "чашечки наподобие миндального цветка"! Оказывается, важны Господу Богу цветочки-лепесточки. Приятно осознавать, что ты не одинока.


     "... И сделайте светильник из золота чистого; чеканный должен быть сей светильник; стебель его, ветви его, чашечки его, яблоки его и цветы его должны выходить из него; шесть ветвей должны выходить из боков его: три ветви светильника из одного бока его и три ветви светильника из другого бока его; три чашечки наподобие миндального цветка, с яблоком и цветами, должны быть на одной ветви, и три чашечки наподобие миндального цветка на другой ветви, с яблоком и цветами: так на всех шести ветвях, выходящих из светильника; а на стебле светильника должны быть четыре чашечки наподобие миндального цветка с яблоками и цветами; у шести ветвей, выходящих из стебля светильника, яблоко под двумя ветвями его, и яблоко под  другими двумя ветвями, и яблоко под третьими двумя ветвями его ( и на светильнике четыре чашечки, наподобие миндального цветка); яблоки и ветви их из него должны выходить: он весь должен быть чеканный, цельный, из чистого золота..."


     В главе 26 даны подробные инструкции мастерам драпировки, которым нужно соорудить шатер. Причем, указаны виды тканей, их расцветка, точный размер для кроя и способ драпировки. Указано, как и для чего нужно использовать дополнительный покров из синих и красных бараньих кож.  А как внимательно Господь Бог подходит к изготовлению крючков и петелек! Я бы не поверила, если бы сама не прочитала.


     "26. Скинию же сделай из десяти покрывал крученого виссона и из голубой, пурпуровой и червленой шерсти, и херувимов сделай на них искусною работою; длина каждого покрывала двадцать восемь локтей, а ширина каждого покрывала четыре локтя: мера одна всем покрывалам. Пять покрывал пусть будут соединены одно с другим, и другие пять покрывал  соединены одно с другим. Сделай (к ним) петли голубого цвета на краю первого покрывала, в конце соединяющего обе половины.; так сделай на краю последнего покрывала, соединяющего обе половины; пятьдесят петлей сделай у одного покрывала и пятьдесят петлей сделай на краю покрывала, которое соединяется с другим; петли должны соответствовать одна другой; и сделай пятьдесят крючков золотых и крючками соедини покрывала одно с другим, и будет скиния одно целое. И сделай покрывала из козьей шерсти, чтобы покрывать скинию; одиннадцать покрывал сделай таких; длина одного покрывала тридцать локтей, а ширина четыре локтя; это одно покрывало: одиннадцати покрывалам одна мера. И соедини пять покрывал особо и шесть покрывал особо; шестое покрывало сделай двойное с передней стороны скинии. Сделай пятьдесят петлей на краю крайнего покрывала, для соединения его с другим, и пятьдесят петлей (сделай) на краю другого покрывала, для соединения с ним; сделай пятьдесят крючков медных, и вложи крючки в петли, и соедини покров, чтобы он составлял одно. А излишек, остающийся от покрывал скиний, - половина излишнего покрывала пусть будет свешена на задней стороны скинии; а излишек от длины покрывал скинии, на локоть с одной и на локоть с другой стороны, пусть будет свешен по бокам скинии с той и с другой стороны, для покрытия ее. И сделай покрышку для покрова из кож бараньих красных и еще покров верхний их кож синих".


     Далее следует инструкция прорабам, технологам и дизайнерам по установке шатра-скинии на специальные брусья, с использованием особых подножий и креплением в виде шипов. Весьма характерна фраза: "И поставь скинию по образцу, который показан тебе на горе". То есть где-то там, на небесах, в особом мире Господь Бог сидит и мастерит образец шатра, вымеряет высоту брусьев, проверяет прочность установки. А затем этот опытный образец демонстрирует подрядной организации - элите 12 колен Израилевых в лице Моисея.

     Далее следует описание завесы для входа - опять ткачам, швецам и декораторам. Господь Бог и занавески? Не перестаю удивляться и читаю дальше.

     А потом следуют подробнейшие советы по изготовлению жертвенника. Кому? "Печникам", мастерам по приборам отопления? Технологам? Кузнецам? Не могу сказать точнее, но в описании содержится и технология сожжения жертвы, и инструкция по технике безопасности, и план утилизации отходов. А какое внимание к выбору металлов!

     Инструкции по обустройству двора скинии (то есть места для разбивки шатра) направлены дизайнерам широкого профиля, специализирующимся на оформлении помещений и открытых пространств.
.
     А вот и близкое мне! В 28-й главе описаны одежды для первосвященников - Аарона и его сыновей. Это интересно модельерам, раскройщикам, дизайнерам одежды, ткачам, швеям (и швецам), вышивальщицам (и - щикам), изготовителям фурнитуры и дополнительного декора одежды. 

      Вы когда нибудь-думали, что Бога интересовали крученый виссон, плетеные цепочки, шнурки из голубой шерсти, вышивка на подоле? А что его волновал размер горловины? А тот факт, что он подчеркнул важность обтачки горловины, вам о чем-нибудь говорит? А бубенчики (позвонки) на подоле?!!

     "...Вот одежды, которые должны они сделать: наперсник, ефод, верхняя риза, хитон стяжной, кидар и пояс... Пусть они возьмут золота, голубой и пурпуровой и червленой шерсти и виссона, и сделают ефод... искусною работою. У него должны быть на обоих концах его два связывающие нарамника, чтобы он был связан. И пояс ефода, который поверх его, должен быть одинаковой с ним работы, из (чистого) золота, из голубой, пурпуровой и червленой шерсти и из крученого виссона. И возьми два камня оникса и вырежь на них имена сынов Израилевых: шесть имен их на одном камне и шесть имен остальных на другом камне, по порядку рождения их; чрез резчика на камне, который вырезывает печати, вырежь на двух камнях имена сынов Израилевых; и вставь их в золотые гнезда и положи два камня сии на нарамники ефода... И сделай гнезда из (чистого) золота; и (сделай) две цепочки из чистого золота, витыми сделай их работою плетеною, и прикрепи витые цепочки к гнездам (на нарамниках их спереди).
    Сделай наперсник судный искусною работою; сделай его такою же работою, как ефод: из золота, из голубой, пурпуровой и червленой шерсти и из крученого виссона сделай его;  он должен быть четыреугольный, двойной, в пядень длиною и в пядень шириною; и вставь в него оправленные камни в четыре ряда; рядом: рубин, топаз, изумруд, - это один ряд; второй ряд: карбункул, сапфир и алмаз; третий ряд: яхонт, агат и аметист; четвертый ряд: хризолит, оникс и яспис; в золотых гнездах должны быть вставлены они. Сих камней должно быть двенадцать по числу ( двенадцати имен) сынов Израилевых (на двух раменах его), по именам их (и по рождению их); на каждом, как на печати, должно быть вырезано по одному имени из числа двенадцати колен. К наперснику сделай цепочки витые плетеною работою из чистого золота; и сделай к наперснику два кольца из золота и прикрепи два (золотых) кольца к двум концам наперсника; и вдень две плетеные цепочки из золота в оба кольца по (обоим) концам наперсника, а два конца двух цепочек прикрепи и к двум гнездам и прикрепи к нарамникам ефода с лицевой стороны его, еще сделай два кольца золотых и прикрепи их к двум другим концам наперсника, на той стороне, которая лежит к ефоду внутрь; также сделай два кольца золотых и прикрепи их к двум нарамникам ефода снизу, с лицевой стороны ефода, у соединения его, над поясом ефода; и прикрепят наперсник кольцами его к кольцам ефода шнуром из голубой шерсти, чтобы он был над поясом ефода...
     И сделай верхнюю ризу к ефоду всю голубого цвета; среди ее должно быть отверстие для головы; у отверстия ее вокруг должна быть обшивка тканая, подобно как у отверстия брони, чтоб не дралось; по подолу ее сделай яблоки из нитей голубого, яхонтового, пурпурового и червленого цвета (и из крученого виссона), вокруг по подолу ее; (такого вида яблоки и) позвонки золотые между ними кругом: золотой позвонок и яблоко, золотой позвонок и яблоко, по подолу верхней ризы кругом; она будет на Аароне в служении, дабы слышен был от него звук, когда он будет входить во святилище пред лице Господне и когда будет выходить, чтобы ему не умереть..."

     А когда-нибудь вы предполагали, что для Господа Бога важно нижнее белье? И материалы, из которых оно изготовлено? Что его интересовали и головные уборы, и дополнительные аксессуары одежды?

     "И сделай хитон из виссона, и сделай пояс узорчатой работы; сделай и сынам Аароновым хитоны, сделай им поясы и головные повязки сделай им для славы и благолепия, и облеки в них Аарона, брата твоего, и сынов его с ним, и помажь их, и наполни руки их, и посвяти их, и они будут священниками Мне. И сделай им нижнее платье льняное, для прикрытия телесной наготы от чресл до голеней, и да будут они на Аароне и на сынах его, когда будут они входить в скинию собрания, или приступать к жертвеннику для служения во святилище, чтобы им не навести (на себя) греха и не умереть. Это устав вечный, (да будет) для него и для потомков его по нем".

     Я не изучала Закон Божий. Я не знаю, какие традиции толкования Ветхого Завета сложились в христианстве. Но я и представить себе не могла, что наряду с правилами"не убий, не укради" Господь Бог дал точные указания по выбору тканей (его явным фаворитом был крученый виссон), что ему очень нравились ткани и нити голубого, червленого, пурпурового и яхонтового цветов, что он отдавал предпочтение растительным узорам вышивки, что его взгляд радовало сочетание кожи и ткани, что ему нравилась дорогая и блестящая фурнитура!

     Ну и кто Он после этого? Ну и кто мы - любители рукоделия - после этого?
   
     Словарик для понимания текста.

Дерево ситтим - точно неизвестно, что это за вид растения. Предполагается, что из рода акаций; твердое, но гибкое. Росло от Северной Аравии до Эфиопии. 
Виссон, крученый виссон - тончайшая, прочная и очень дорогая ткань. В европейской цивилизации вытеснена шелком. Далее сведения расходятся: 1) льняная ткань, 2) хлопчатобумажная ткань, 3) ткань, произведенная из секрета средиземноморского моллюска Pinna nobilis.
Пурпуровый - цвет, представляющий собой особое сочетание красного и синего оттенков. Достигается с помощью дорогого красителя, добываемого из морского моллюска. Пурпуровый, пурпурный -  в Древнем мире символический цвет власти и принадлежности к элите  (см. пурпуровые тоги римских императоров). По-русски - багрец, багрянец.
Червленый - красный цвет, оттенки алого. Возможно получить из растений, насекомых и минералов.
Наперсник - буквально нагрудник. Часть одежды первосвященников. Имел прямоугольную форму. Крепился к ефоду. 
Ефод - опять же одежда еврейских первосвященников. Представляет собой два полотна ткани, скрепленные на плечах нарамниками, а внизу - шнурами или лентами. Именно к нему крепился наперсник. Напоминает фартук, но двусторонний.
Нарамник - выкроенные отдельно "плечики", к которым крепился ефод.
Риза, верхняя риза - длиннополая одежда без рукавов еврейских первосвященников. По подолу украшена бубенчиками и вышитыми гранатами ("позвонок и яблоко"). Очень простого кроя, типа туники. У древнееврейских первосвященников - ярко-голубая. Не путать с ризами православных священников, имеющими другой крой и декор.
Хитон, хитон стяжной - нижняя одежда первосвященников, длинная рубаха с рукавами. Стягивалась на теле поясом.
Кидар - головной убор древнеиудейских первосвященников в виде чалмы. 

     А вот и оно - одеяние древнеиудейских первосвященников, восстановленное современными израильтянами. Дизайнером этого костюма и выступил Господь Бог. Не знаю, что сказать... Индивидуальный почерк налицо.



2. Советская девочка.
Агния Барто
"Рукодельница"

Села красна девица
Отдохнуть под деревце.
Посидела в детском парке
В уголке тенистом,-
Сшила кукле-санитарке
Фартук из батиста.

Ай да красна девица!
Что за рукодельница!

Сразу видно - молодчина!
Не сидит без толку:
Двух мальчишек научила,
Как держать иголку.

Ай да красна девица!
Что за рукодельница!

Учит всех шитью и кройке,
Никому не ставит двойки.

3. "Хорошая жена" из "Домостроя" (XVI в.).
О лоскутном шитье и его всяческой пользе.
     Я читала "Домострой" давно-давно, когда перечень пережитых лет исчислялся только одним целым десятком. Было скучно. Это о какой-то другой жизни, когда люди, что бы ни делали, - все  молились и кланялись, молились и кланялись. XVI век! Что с них возьмёшь?

      А сейчас наткнулась на маленькую книжечку, изданную на закате социализма в провинциальном русском городе на улице Карла Маркса (теперь это тоже - "русская" древность ))) ), и перечитала. И стало интересно. И стало интересно, почему же интересно?

      Читала-читала, где-то хихикала, где-то умилялась, а где-то и чесала голову: стоило жизнь прожить, чтобы додуматься до того, что люди знали еще в XVI веке? И, наконец, подпрыгнула от радости, обнаружив отдельные главы о том, как собирать и хранить лоскутки.

     Автор "Домостроя", конечно, - зануда и ригорист. Но, между, прочим, я именно так сортирую и храню лоскуты, как он советует! Маленькие - в мешочках (правда, целофановых). Остальные - разбираю по размеру, цвету и предназначению. В мотки ткань не связываю, но -вспомнила: бабушка-то моя связывала!

     Пятьсот лет прошло, пятьсот лет... Средняя полоса, средняя полоса...

     "... 34. О МАСТЕРИЦАХ ХОРОШИХ ЖЕНАХ, О ЗАПАСЛИВОСТИ ИХ И О ТОМ, ЧТО КРОИТЬ, КАК СОХРАНЯТЬ ОСТАТКИ И ОБРЕЗКИ
     А хорошая жена домовитая понятливостью своей и похвальным к труду стремлением и мужним наказом вместе со слугами холстов и полотен и тканей наготовит на все, что нужно: то окрашено на летники и на кафтаны, на сарафаны и на терлики, и на шубы накидки, а иное у нее для носки домашней перекроено и перешито. Если же сделают больше потребного - полотен, холстов и тканей, скатертей, полотенец, простыней или иного чего,- то и продаст, а взамен что нужно, то купит, а потому и у мужа денег не просит. А рубашки нарядные мужские и женские, и штаны, - все то самой кроить или велеть при себе кроить, а все остатки и обрезки, камчатые и тафтяные, дорогие и дешевые, золотное и шелковое, белое и крашеное, пух, оторочки и спорки, и новое и ветхое, - все было бы прибрано: мелкое - в мешочки, а остатки скручены и связаны, и все по размеру разобрано и припрятано. И как потребуется сшить из старого что-нибудь, или нового не хватило, - так все то и есть в запасе, и на рынке того не ищешь: дал Бог, у доброго разума, у заботливой хозяйки все и дома нашлось.

35. КАК КРОИТЬ РАЗЛИЧНУЮ ОДЕЖДУ И ХРАНИТЬ ОСТАТКИ И ОБРЕЗКИ

     Если случится в домашнем хозяйстве какую одежду кроить, себе и жене или детям да слугам: камчатое или тафтяное, шерстяное или златотканое, хлопчатое крашенинное или суконное, армячное или сермяжное, или шубу, или кафтан, или терлик, или однорядку, или кортель, или летник и каптур, или шапку, или нагавицы, или какое иное платье; или кожи придется кроить-на саадак, на седло, на шлею, на сумы, на сапоги,- так сам господин или госпожа смотрят и подбирают товар; остатки же и обрезки всякие хранят, остатки эти и обрезки различные ко всему пригодятся в домашнем деле: заплату наставить на обветшавшей одежде, или новую удлинить, или какую из них починить, вот тогда остаток или обрезок и выручит, на рынке ведь устанешь, подбирая по цвету и виду, да втридорога и купишь, а иногда и не сыщешь. Если же придется какую одежду кроить для молодых, сыну или дочери, или молодой невестке, какая одежда ни будет, мужская и женская, любая хорошая, то, кроя, загибать нужно по два вершка и по три на подоле и по краям, возле швов и по рукавам; а как вырастет он года через два или три, или четыре, то, распоров такую одежду, загнутое выправить и снова впору будет одежда лет на пять или шесть. А какая одежда не на каждый день, кроить ее так же..."

4. Анна Ахматова
Вышивка как повод для выражения мужской любви или ревности. И к женщине, и к профессиональному делу. Или по другому: женщины к профессиональному делу.

Георгий Иванов "Петербургские зимы": 

      "...Еще барышней она писала:
И для кого эти бледные губы
Станут смертельной отравой?
Негр за спиной, надменный и грубый,
Смотрит лукаво.
       Мило, не правда ли? Непонятно, почему Гумилев так раздражается, когда говорят о его жене как о поэтессе? А Гумилев действительно раздражается. Он тоже смотрит на ее стихи как на причуду "жены поэта". И причуда эта ему не по вкусу. Когда их хвалят - насмешливо улыбается. - Вам нравится? Очень рад. Моя жена и по канве прелестно вышивает".
     Смотрите, смотрите: на стене вышивка!

5. Девицы из народных песен
О том, как молодые люди  соблазняют девиц товарами для рукоделия, а те либо платят любовью за товары, либо любят просто так, либо ставят соблазнителей на место. Но проблема-то обмена: любовь за ткани и нитки - есть! 

"Коробейники"
(народная песня на основе поэмы Н. А. Некрасова "Коробейники")

"Ой, полна, полна моя коробушка,
Есть и ситцы, и парча.
Пожалей, моя зазнобушка,
Молодецкого плеча!

Пойду выйду в рожь высокую!
Там до ночки погожу,
А завижу черноокую -
Все товары разложу".

Вот и пала ночь туманная,
Ждет удалый молодец.
"Чу, идет - пришла моя желанная!"
Продает товар купец.

Катя бережно торгуется,
Все боится передать.
Парень с девицей целуется,
Просит цены набавлять.

"Цены сам платил немалые,
Не торгуйся, не скупись:
Подставляй-ка губы алые,
Ближе к милому садись!.."

Знала только ночь глубокая,
Как поладили они.
Распрямись ты, рожь высокая,
Тайну свято сохрани!

"Ой, легка, легка коробушка,
Плеч не режет ремешок!
А всего взяла зазнобушка
Бирюзовый перстенек.

Дал ей ситцу штуку целую,
Ленту алую для кос,
Поясок - рубаху белую
Подпоясать в сенокос, -

Все поклала ненаглядная
В короб кроме перстенька:
"Не хочу ходить нарядная
Без сердечного дружка!"

То-то, дуры вы молодочки!
Не сама ли принесла
Полуштофик сладкой водочки?
А подарков не взяла!
Так постой же! Нерушимое
Обещаньице даю:
Опорожнится коробушка, 
На Покров домой приду
И тебя, душа-зазнобушка,
В Божью церковь поведу"...
Лучшие исполнительницы песни "Коробейники" - 
Надежда Плевицкая и Лидия Русланова.
************************************
"Во саду ли, в огороде"

Во саду ли, в огороде
Девица гуляла,
Невеличка, круглоличка,
Румяное личко.

За ней ходит, за ней бродит
Удалой молодчик.
За ней ходит, за ней носит
Дороги подарки.

Дорогие-то подарки:
Кумач да китайки.
"Кумачу я не хочу,
Китайки не надо!

Я пойду ли, молоденька,
Во торг торговати,
Что во торг ли торговати,
На рынок гуляти.

Я куплю ли, молоденька,
Пахучия мяты;
Посажу я эту мяту
А у своей хаты.

Не топчи, бел-кудреватый,
Пахучия мяты, - 
Я не для тебя сажала,
А и поливала,

Я не для тебя сажала,
А и поливала,
Для кого я поливала,
Того и обнимала".

Во саду ли, в огороде
Девица гуляла,
невеличка, круглоличка,
Румяное личко.

6. Муромская княгиня Феврония
"Повесть о Петре и Февронии Муромских" Ермолая (Еразма) Прегрешного.  ХVI в.
О том, как жена не позволяет мужу и себе помереть, пока не закончит рукоделие.

     Когда слышу сегодня о Петре и Февронии, о попытках создать сегодня культ "истинно христианского брака", то вспоминаю Пелевина: "Господи! Они тебя неправильно позиционируют!"

     Скучно и нудно "позиционируют" сегодня княгиню Февронию. Поговаривают, что к этому приложила руку, - не к ночи будь помянута, - Светлана Медведева. 

     А материал для осмысления богатый, что и обидно. Один из возможных реальных прототипов Февронии  - княгиня Евфросиния, правившая со своим мужем князем Давидом Юрьевичем (при постриге - Петром) в Муроме в п. п. XIII в. Весьма показательно, что жители Мурома создали культ княгини и князя сразу после их смерти. Сразу! Двойной культ! Значит, она была женщиной умной, властной, харизматичной. И не просто женой князя, а соправителем, политическим деятелем. (Тандем?)

     Негодное бабье, которое лезет с советами к мужу, наделенному властью, - русские не любят. А Евфросинию (Февронию) люди чтили. Как и иных княгинь, в одиночку державших княжеские столы: Ольгу, Ефросинью Полоцкую, Марию Черниговскую, Евдокию Московскую.

    А литературный образ Февронии, созданный Ермолаем, - это же сказка! в прямом и переносном смысле! Ермолай наворотил столько сюжетов, соединил столько жанров, накрутил столько смыслов и создал такую Февронию, что к анализу этого феномена надо подбирать ключи из разных связок. 

      Она - и лесная знахарка-колдунья из народных сказок; и "мудрая дева", чей образ рожден в глубинах индоевропейской культуры; и богиня судьбы (у древних греков - Мойра), прядущая нить судьбы; и "идеальный правитель" из арсенала традиционной средневековой политической мысли. И даже "лиса" (из терминологии Н. Макиавелли) из мировоззренческой системы эпохи Возрождения. И, между прочим, персонаж плутовского романа, который появится несколько веков спустя. И герой политического детектива. И героиня привычного нам романа с его темой борьбы характеров и обстоятельств.

    Собственно христианству в "Повести" посвящен лишь один абзац: "молились, почитали, привечали, заботились". Недаром митрополит Макарий, по чьему заказу и было написано это "Житие", не включил его в состав общерусских "Миней Четиих" (сборника житий для ежедневного и ежемесячного чтения). Бурный талант и литературный темперамент Прегрешного Ермолая не вписывались в идеологические рамки того времени. Не соответствовали "формату".

     Итак, читаем "Повесть". Нам интересен только один аспект, только одна ууууузенькая тема: рукоделие героини.

     В первый раз читатели и застают Февронию за рукоделием. Она ткет и одновременно - мудрит, шутит, задирает княжеского посланца, загадывает ему загадки. 
     (Для тех, кто не читал: князь Петр, спасая брата Павла и его жену, убил змея-искусителя, но заболел каким-то тяжелым кожным заболеванием из-за ядовитой змеиной крови. И ищет врачевателя...).

     "...Один из княжеских отроков забрел в село, называемое Ласково. Пришел он к воротам одного дома и никого не увидел. И зашел в дом, но никто не вышел ему навстречу. Тогда вошел он в горницу и увидел удивительное зрелище: за ткацким станком сидела в одиночестве девушка и ткала холст, а перед нею скакал заяц.
     И сказала девушка: "Плохо, когда дом без ушей, а горница без очей!" Юноша же, не поняв этих слов, спросил девушку: "Где хозяин этого дома?" На это она ответила: "Отец и мать мои пошли взаймы плакать, брат же мой пошел сквозь ноги смерти в глаза глядеть".
    Юноша же не понимал слов девушки, дивился, видя и слыша подобные чудеса, и спросил у девушки: "Вошел я к тебе и увидел, что ты ткешь, а перед тобой заяц скачет, и услыхал я из уст твоих какие-то странные речи и не могу уразуметь, что ты говоришь. Сперва ты сказала: плохо, когда дом без ушей, а горница без очей. Про отца же и мать сказала, что они пошли взаймы плакать, про брата же сказала - сквозь ноги смерти в глаза смотрит. И ни единого слова твоего я не понял!".
     Она же сказала ему: "И этого-то понять не можешь! Пришел ты в дом этот, и в горницу мою вошел, и застал меня в неприбранном виде. Если бы был в нашем доме пес, то учуял бы, что ты к дому подходишь, и стал бы лаять на тебя: это - уши дома. А если бы был в горнице моей ребенок, то, увидя, что идешь в горницу, сказал бы мне об этом: это - очи дома. А то, что я сказала тебе про отца и мать и про брата, что отец мой и мать пошли взаймы плакать - это пошли они на похороны и там оплакивают покойника. А когда за ними смерть придет, то другие их будут оплакивать: это - плач взаймы. Про брата же я тебе так сказала потому, что отец мой и брат - древолазы, в лесу по деревьям мед собирают. И сегодня мой брат пошел бортничать, и когда он полезет вверх на дерево, то будет смотреть сквозь ноги на землю, чтобы не сорваться с высоты. Если кто сорвется, то ведь с жизнью расстанется. Поэтому я и сказала, что он пошел сквозь ноги смерти в глаза глядеть".

     Далее следует захватывающая история о том, как Феврония "сделала себе биографию", став Муромской княгиней и удержавшись в этом статусе. Потом герои постарели...

     А вот и борьба женской воли и любви со смертью. Посредством рукоделия, конечно. (Здесь "воздух" - разновидность покрова на ритуальные сосуды).

     "...Когда приспело время благочестивого преставления их, умолили они Бога, чтобы в одно время умереть им. И завещали, чтобы их обоих положили в одну гробницу, и велели сделать из одного камня два гроба, имеющих меж собою тонкую перегородку. В одно время приняли они монашество и облачились в иноческие одежды. И назван был в иноческом чину блаженный князь Петр Давидом, а преподобная Феврония в иноческом чину была названа Ефросинией. В то время, когда преподобная и блаженная Феврония, нареченная Ефросинией, вышивала лики святых на воздухе для соборного храма пречистой Богородицы, преподобный и блаженный князь Петр, нареченный Давидом, послал к ней сказать: "О сестра Ефросиния! Пришло время кончины, но жду тебя, чтобы вместе отойти к Богу". Она же ответила "Подожди, господин, пока дошью воздух во святую церковь". Он во второй раз послал сказать: "Недолго могу ждать тебя". И в третий раз прислал сказать: "Уже умираю и не могу больше ждать!" Она же в это время заканчивала вышивание того святого воздуха: только у одного святого мантию еще не докончила, а лицо уже вышила; и остановилась, и воткнула иглу свою в воздух, и замотала вокруг нее нитку, которой вышивала. И послала сказать блаженному Петру, нареченному Давидом, что умирает вместе с ним. И, помолившись, отдали они оба святые свои души в руки Божии в двадцать пятый день месяца июня".

     Их похоронили в разных гробах и в разных монастырях. Они оказалась вместе в том самом особом гробу с перегородкой. Их опять перезахоронили, а они - опять вместе... (Хоть кино снимай!)
   
      И жила как хотела, и умерла когда захотела. И мужа, и город, и гроб себе сама выбрала. И ткала, и вышивала...

7. Царица Итаки Пенелопа
Из поэмы Гомера "Одиссея". Первая треть I тыс. до н. э.
Рукоделие как способ затянуть принятие невыгодного политического решения.

     Царь Итаки Одиссей ушел на Троянскую войну. И исчез на годы. Итака без царя. Царский сын Телемах молод. Претенденты на трон - "женихи", - зная, что у царской семьи нет защиты, хотят жениться на царице Пенелопе без договора с ее отцом и платой за невесту. Они в огромном количестве (их, по одним сведениям, больше ста, а по другим, - больше двухсот) скопились на маленьком острове Итака и, пользуясь гостеприимством, разоряют царский дом. Пенелопа решение о замужестве оттягивает.
     В связи с этими чрезвычайными обстоятельствами (не мор, не война!) старейшины собирают народное собрание. Начинается дискуссия. Откровенная и эмоциональная.
    Телемах доведен до ярости наглостью женихов и не стесняется в выражениях. Женихи, в свою очередь, гневно разоблачают хитрость Пенелопы. Короче, спалили баньку и порвали два бояна...

Песнь вторая.
Перевод В. А. Жуковского.
К старцу сперва обратяся, ему он сказал: «Благородный
40Старец, он близко (и скоро его ты узнаешь), кем здесь вы
Собраны, — это я сам, и печаль мне великая ныне.
Я — не слыхал о идущей на нас неприятельской силе;
Вас остеречь не хочу, наперед все подробно разведав.
Также о пользах народных теперь предлагать не намерен.
45Ныне о собственной, дом мой постигшей, беде говорю я.
Две мне напасти; одна: мной утрачен отец благородный,
Бывший над вами царем и всегда, как детей, вас любивший;
Более ж злая другая напасть, от которой весь дом наш
Скоро погибнет и все, что в нем есть, до конца истребится,
50Та, что преследуют мать женихи неотступные, наших
Граждан знатнейших, собравшихся здесь, сыновья; им противно
Прямо в Икариев дом обратиться, чтоб их предложенье
Выслушал старец и дочь, наделенную щедро приданым,
Отдал по собственной воле тому, кто приятнее сердцу.
55Нет; им удобней, вседневно врываяся в дом наш толпою,
Наших быков, и баранов, и коз откормленных резать,
Жрать до упаду и светлое наше вино беспощадно
Тратить. Наш дом разоряется, ибо уж нет в нем такого
Мужа, каков Одиссей, чтоб его от проклятья избавить.
60Сами же мы беспомощны теперь, равномерно и после
Будем, достойные жалости, вовсе без всякой защиты.
Если бы сила была, то и сам я нашел бы управу;
Но нестерпимы обиды становятся; дом Одиссеев
Грабят бесстыдно. Ужель не тревожит вас совесть? По крайней
65Мере, чужих устыдитесь людей и народов окружных,
Нам сопредельных, богов устрашитеся мщенья, чтоб гневом
Вас не постигли самих, негодуя на вашу неправду.
Я ж к олимпийскому Зевсу взываю, взываю к Фемиде,
Строгой богине, советы мужей учреждающей! Наше
70Право признайте, друзья, и меня одного сокрушаться
Горем оставьте. Иль, может быть, мой благородный родитель
Чем оскорбил здесь умышленно меднообутых ахеян;
Может быть, то оскорбленье на мне вы умышленно мстите,
Грабить наш дом возбуждая других? Но желали бы лучше
75
Мы, чтоб и скот наш живой, и лежачий запас наш вы сами
Силою взяли; тогда бы для нас сохранилась надежда: Мы бы дотоле по улицам стали скитаться, моля вас Наше отдать нам, покуда не все бы нам отдано было; Ныне ж вы сердце мое безнадежным терзаете горем». 80Так он во гневе сказал и повергнул на землю свой скипетр; Слезы из глаз устремились: народ состраданье проникло; Все неподвижно-безмолвны сидели; никто не решился Дерзостным словом ответствовать сыну царя Одиссея. Но Антиной поднялся и воскликнул, ему возражая: 85«Что ты сказал, Телемах, необузданный, гордоречивый? Нас оскорбив, ты на нас и вину возложить замышляешь? Нет, обвинять ты не нас, женихов, пред ахейским народом Должен теперь, а свою хитроумную мать, Пенелопу. Три совершилося года, уже наступил и четвертый 90С тех пор, как, нами играя, она подает нам надежду Всем, и каждому порознь себя обещает, и вести Добрые шлет к нам, недоброе в сердце для нас замышляя. Знайте, какую она вероломно придумала хитрость: Стан превеликий в покоях поставя своих, начала там 95Тонко-широкую ткань и, собравши нас всех, нам сказала: «Юноши, ныне мои женихи, — поелику на свете Нет Одиссея, — отложим наш брак до поры той, как будет Кончен мой труд, чтоб начатая ткань не пропала мне даром; Старцу Лаэрту покров гробовой приготовить хочу я 100Прежде, чем будет он в руки навек усыпляющей смерти Парками отдан, дабы не посмели ахейские жены Мне попрекнуть, что богатый столь муж погребен без покрова». Так нам сказала, и мы покорились ей мужеским сердцем. Что же? День целый она за тканьем проводила, а ночью, 105Факел зажегши, сама все натканное днем распускала. Три года длился обман, и она убеждать нас умела; Но когда обращеньем времен приведен был четвертый — Всем нам одна из служительниц, знавшая тайну, открыла; Сами тогда ж мы застали ее за распущенной тканью; 110Так и была приневолена нехотя труд свой окончить. Ты же нас слушай; тебе отвечаем, чтоб мог ты все ведать Сам и чтоб ведали все равномерно с тобой и ахейцы: Мать отошли, повелев ей немедля, на брак согласившись, Выбрать меж нами того, кто отцу и самой ей угоден. 115Если же долее будет играть сыновьями ахеян… Разумом щедро ее одарила Афина; не только В разных она рукодельях искусна, но также и много Хитростей знает, неслыханных в древние дни и ахейским Женам прекраснокудрявым неведомых; что ни Алкмене 120Древней, ни Тиро, ни пышно-венчанной царевне Микене В ум не входило, то ныне увертливый ум Пенелопы Нам ко вреду изобрел; но ее изобретенья тщетны; Знай, не престанем твой дом разорять мы до тех пор, покуда Будет упорна она в помышленьях своих, ей богами 125В сердце вложенных; конечно, самой ей в великую славу То обратится, но ты истребленье богатства оплачешь; Мы, говорю, не пойдем от тебя ни домой, ни в иное Место, пока Пенелопа меж нами не выберет мужа». «О Антиной, — отвечал рассудительный сын Одиссеев, — 130Я не дерзну и помыслить о том, чтоб велеть удалиться Той, кто меня родила и вскормила; отец мой далеко; Жив ли, погиб ли, — не знаю; но трудно с Икарием будет Мне расплатиться, когда Пенелопу отсюда насильно Вышлю, — тогда я подвергнусь и гневу отца, и гоненью 135Демона: страшных Эриний, свой дом покидая, накличет Мать на меня, и стыдом пред людьми я покроюся вечным. Нет, никогда не отважусь сказать ей подобного слова. Вы же, когда хоть немного тревожит вас совесть, покиньте Дом мой; иные пиры учреждайте, свое, а не наше 140Тратя на них и черед наблюдая в своих угощеньях. Если ж находите вы, что для вас и приятней и легче Всем одного разорять произвольно, без платы, — сожрите Все; но на вас я богов призову, и Зевес не замедлит Вас поразить за неправду: тогда неминуемо все вы, 145Так же без платы, погибнете в доме, разграбленном вами». Так говорил Телемах....
************************
      А потом Афина надоумит Телемаха, как оттянуть свадьбу матери. Одиссей вернётя. Перебьёт всех женихов. А Афина остановит месть родственников убитых. Одиссей и Пенелопа вместе. Царство в порядке.      

 8. Новогородская ткачиха, жившая в XV веке. 
Просто о том, что было.

 (Берестяная) Грамота № 21. В переводе. 
 "(Если)... холстинку выткала, то ты ко мне ее пришли. А не найдется, с кем прислать, то ты ее у себя выбели".
 9. Барышни эпохи романтизма (пер. пол. XIX века). 
Рукоделие как составная часть обязательного набора знаний и умений приличной девушки и молодой женщины. 

     Л. Н. Толстой "Война и мир":
      "...Молодая княгиня Болконская приехала с работой в шитом золотом бархатном мешке. Ее хорошенькая, с чуть черневшимися усиками верхняя губка была коротка по зубам, и тем милее она открывалась и тем еще милее вытягивалась иногда и опускалась на нижнюю. Как это бывает у вполне привлекательных женщин, недостаток ее - короткость губы и полуоткрытый рот - казались ее особенною, собственно ее красотой. Всем было весело смотреть на эту полную здоровья и живости хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим, мрачным молодым людям казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с ней. Кто говорил с ней и видел при каждом слове ее светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, тот думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый.
     Маленькая княгиня, переваливаясь, маленькими быстрыми шажками обошла стол с рабочею сумочкой на руке и, весело оправляя платье, села на диван, около серебряного самовара, как будто все, что она ни делала, было partie de plaisir для нее и всех ее окружавших.
     - J'ai apporte mon ouvrage, - сказала она, развертывая свой ридикюль и обращаясь ко всем вместе".
(- увеселение.
-Я захватила работу.)

Джейн Остин "Разум и Чувство":
      "...Перед отъездом из Норленда Элинор очень искусно расписала для невестки два экрана, и они, только что натянутые на рамки и доставленные сюда, украшали гостиную; на них упал взгляд Джона Дэшвуда, когда он сопроводил остальных джентльменов в гостиную, и они тут же были услужливо вручены полковнику Брэндону, чтобы тот мог ими полюбоваться.
     - Это рукоделие моей младшей сестры, - сказал мистер Дэшвуд, - и вы, как человек с тонким вкусом, полагаю, оцените их по достоинству. Не знаю, доводилось ли вам уже видеть ее рисунки, но, по мнению всех, они бесподобны.
     Полковник, хотя и заметил, что он отнюдь не знаток, но похвалил экраны с жаром, как, впрочем, похвалил бы любую вещь, расписанную мисс Дэшвуд. Это, как и следовало ожидать, возбудило общее любопытство, и экраны начали переходить из рук в руки. Миссис Феррарс, не расслышавшая, что это работа Элинор, непременно пожелала взглянуть на них, и, после того как они удостоились лестного отзыва леди Мидлтон, Фанни подала их матери, заботливо осведомив ее, что они расписаны мисс Дэшвуд.
      - Гм, - заметила миссис Феррарс, - очень мило! - И даже не взглянув на них, возвратила их дочери.
     Быть может, Фанни все-таки на миг показалось, что такая грубость чрезмерна, потому что, чуть-чуть покраснев, она поторопилась сказать:
     _ Да, не правда ли, они очень и очень милы? - Но тут же, по-видимому, испугалась, что позволила себе излишнюю вежливость, которую можно счесть за одобрение, и добавила: - Не кажется ли вам, что они несколько напоминают стиль мисс Мортон, сударыня? Вот кто пишет красками поистине восхитительно! Как очарователен последний ее пейзаж!
      - Да, очарователен. Но да ведь она во всем бесподобна!
     Этого Марианна стерпеть не могла. Миссис Феррарс сразу же ей не понравилась, и такие неуместные хвалы другой художнице в ущерб Элинор - хотя она не подозревала, что за ними кроется на самом деле, - заставили ее тут же воскликнуть:
     - Очень странная дань восхищения! Что нам мисс Мортон? Кто ее знает, кому она интересна! Мы думаем и говорим сейчас об Элинор! - И, взяв экраны из рук невестки, принялась восхищаться ими так, как они заслуживали".

      Для тех, кто не читал и не смотрел экранизации: на обеде у четы Дэшвуд - Джона и Фанни - встретились люди, сплетенные сложными отношениями друг с другом.  Объяснить их невозможно. Поэтому кратко:
Элинор, мисс Дэшвуд - хорошая, бедная девушка
Марианна, ее сестра - хорошая, бедная девушка
Джон Дэшвуд - их брат, плохой, богатый, дурак
Фанни, его жена и невестка Элинор и Марианны - очень плохая, жадная
Миссис Феррарс, мать Фанни - плохая, очень богатая
Мисс Мортон (о ней лишь говорят) - на ней миссис Фэррарс хочет женить своего сына, которого любит Элинор, но Марианна об этом пока не знает
Полковник Брэндон - сосед сестер Элинор и Марианны, богатый, но хороший   

Экран - аксессуар для камина. Ручные экраны похожи на веер, ими закрывали лицо, уберегаясь от каминного жара.  Напольными экранами закрывали некрасивый черный зев камина; а если камин горел, их использовали, чтобы направить жар в нужную сторону или отодвигали, и они просто украшали комнату.

     Экраны расписывали, вышивали, украшали как могли.
     Я не поняла, какие экраны расписала Элинор - напольные или ручные. Скорее всего, напольные.
     Увлечение молодых барышень романтической эпохи рукоделием прекрасно показал, выставив в комедийном ключе, А. Гладков в написанной им в 1940 г. пьесе "Давным-давно". Пьеса была поставлена уже в 1941 г., но всесоюзную славу этот сюжет приобрел благодаря фильму "Гусарская баллада", вышедшему на широкий экран в 1962 г.
Всем известный диалог Шурочки и поручика Ржевского:
        Шурочка
Вы к нам теперь 
Из Петербурга?
Иль из Москвы?
       Поручик Ржевский
Мой из Москвы вояж.
       Шурочка
Как нравится
Вам город тихий наш?
       Поручик
Вы в нём живёте - 
Этого довольно,
Чтоб в городе 
Всё нравилось невольно.
       Шурочка
Любезны слишком Вы.
       Поручик.
Гусары напрямик
Привыкли выражаться.
        Шурочка
Что из книг
Вам нравится?
Вот, например, "Кларисса" -
Романам прочим не чета?
       Поручик
Как, извините? 
Право, не читал.
        Шурочка
Вы к нам надолго?
        Поручик
Отпуск из полка
На месяц дан,
Да месяц на исходе.
      Шурочка
Какие предпочли бы Вы шелка
Для этого рисунка?
Нынче в моде
Ранжовый и бордо.
       Поручик
Не смею дать совет. По мне,
Красивей голубого нет.
       Шурочка
Что вы, что вы!
Голубой не в тон!
Сюда - бордо,
И серый здесь потом.
      Поручик
Ну, как угодно
Вам.
      Шурочка
Благодарю! 
Хотите, Вам подушку подарю,
Когда она готова будет?
     Поручик
Что Вы! Я недостоин
Милости такой.
     Шурочка
Я вышила её своей рукой.
Хотя, увы, рисунок уж не новый.
Я Вам задам ещё вопрос:
Вы плакать любите?
      Поручик
Я-с?!! Ха!
      Шурочка
Слаще чистых слёз
Нет в мире ничего.
Вы Вертера читали?
      Поручик
Нет. Сей я тоже 
Не читал роман.
     Шурочка
Прочтите обязательно. Шарман.
      Поручик
Где дядя Ваш?
     Шурочка
А, может, Вы мечтали
С предметом сердца
При луне печальной
Сидеть и слёзы лить
В печали идеальной?
Коли мечтали Вы,
Открою Вам секрет...
      Дядька
Вас, сударь, барин,
просит в кабинет...

    10. "Отелло" Уильяма Шекспира
Политическая и личная трагедия из-за вышитого платка ручной работы.
      А если бы Отелло подарил Дездемоне  не носовой платок, а собачку, нижнее бельё или серёжки?

      Мавр Отелло, выгодно женившись на дочери сенатора Венецианской республики, назначен командующим военным гарнизоном Венеции на о. Кипре. Весь сюжет трагедии - искусно задуманная Яго и успешно им осуществлённая политическая интрига по устранению мавра от командования. Посредством жены, ревности к ней и подброшенных улик. Так вот, основная улика - это платок. Носовой платок ручной работы, эксклюзив, который нельзя перепутать. Правда, злая служанка Эмилия хотела было скопировать узор, но ей удалось просто-напросто украсть оброненный платок.

      А платок этот весьма необычен. Искусствоведы, шекспироведы находят здесь сложную символику: талисманы, заговоры, магический атрибуты; вещь судьбы и вещь-судьба; вещь, вокруг которой закручивается игра той самой судьбы, которой согласно мировоззрению эпохи Возрождения, был увлечён Шекспир и т. д.

    Я не об этом. А о своём - ткани, узоре, красоте вещи ручной работы. Так каков он был - этот платок? А вышит он был ягодками. Ягодками земляники. Узор был настолько красив, что Кассио просил Бьянку вышить ему платок, сняв (скопировав) этот узор.
     Ткань платка - шёлк. Ткань из секрета червей - это поражало сознание! Да к тому же черви у Шеспира - заговорённые. 
      Красители для нитей - редкие и дорогие. Надо помнить, что химических красителей не было. Краска добывалась из минералов, частей и выделений разных представителей флоры и фауны. У Шекспира нити платка были окрашены методом погружения в сердца мёртвых дев (ужас!). Здесь "мумия" - это не фараоны из пирамид; мумия - это а) мёртвое тело или б) зелье, которое добывалось, по версии знахарей, их готовивших, из мёртвых тел. 
      Вот такие землянички из сердец! Занимательно и то, что дама, которая чего-то плетёт (ткёт, шьёт, вышивает) - обязательно колдунья! Кто её знает, чего она там делает?
     А "земляничка-кровь-любовь" - этот символический ряд и сейчас в ходу, вспомните фильм "Через Вселенную" и образный ряд под песню "Битлз" "Земляничная поляна"))).

В переводе М. Лозинского
"...Отелло
Я разорву злодейку!
Яго
Хладнокровней.
Ещё мы не наткнулись ни на что.
Быть может, наши подозренья ложны.
Вы не видали у неё платка,
расшитого цветами земляники?
Отелло
Я ей его на свадьбу подарил.
Яго
Ах, вот как? Я не знал. Но дело вот в чём:
Я видел, Кассио платком
Сегодня утирал свой подбородок.
Отелло
О, если это тот...
Яго
Тот иль не тот,
Платок её, и это лишний довод
В придачу к тем, которые слабей.
Отелло
О, если б раб жил тысячею жизней!
Для полной мести мало мне одной.
Теперь я вижу, это правда, Яго.
Гляди, я дую на свою ладонь
И след любви с себя, как пух сдуваю.
Развеяна. Готово. Нет её.
О ненависть и месть, со мною будьте
И грудь раздуйте мне шипеньем змей!
Яго
Спокойней. тише.
Отелло
Крови, крови, крови!..."

В переводе Б. Пастернака
"... Отелло
Меня сегодня насморк одолел.
Дай мне платок.
Дездемона
Пожалуйста.
Отелло
Не этот.
Ты знаешь, тот.
Дездемона
Его со мною нет.
Отелло
Действительно?
Дездемона
Действительно.
Отелло
Печально.
Платок достался матушке моей
В подарок от ворожеи-цыганки.
Та уверяла, что, пока платок
У матери, он к ней отца привяжет
И сохранит ей красоту. Когда ж
Она его отдаст иль потеряет,
Отей к ней должен охладеть
И полюбить другую. Перед смертью
Мать отдала платок мне, завещав
Дать в будущем его своей невесте.
Я так и сделал. Береги платок
Заботливее, чем зеницу ока.
Достанься он другим иль пропади,
Ничто с такой бедою не сравнится.
Дездемона
Неужто?
Отелло
Правда. Он из волокна
С магическими свойствами. Сивилла,
Прожившая на свете двести лет,
Крутила нить в пророческом безумье.
Волшебная таинственная ткань
Окрашена могильной краской мумий.
Дездемона
Неужто это правда?
Отелло
Говорят.
Дездемона
Так лучше бы его я не видала!.."

В переводе П. Вайнберга
"... Отелло
Сегодня я схватил ужасный насморк,
Как надоел! Подай мне свой платок.
Дездемона
Вот он.
Отелло
Нет, тот, что подарил тебе я.
Дездемона
Он не при мне.
Отелло
Нет?
Дездемона
Нет.
Отелло
Нехорошо!
Им мать мою цыганка подарила.
Она была колдунья и читала
В сердцах людей, и матери моей,
Даря платок, сказала, что покамест
Он будет с ней - не перестать ей быть
Любимою и над отцом моим
Не потерять сердечной власти. Если ж
он пропадёт иль будет подарён
Кому-нибудь, отец мой отвернётся
С презрением, и помыслы свои 
Отдаст другим. Платок тот, умирая,
Передала мне мать моя, прося,
Чтоб, если мне судьба жену дарует,
ей и платок отдать. Я так и сделал.
Храни ж его: как за зеницей ока,
Смотри за ним. Отдашь кому-нибудь,
Утратишь ли - ты навлечёшь погибель,
С которой не сравниться ничему.
Дездемона
Возможно ли?
Отелло
Да, верь мне, в этой ткани
Есть колдовство. Платок тот вышит был
В пророческом неистовстве сивиллой,
Успевшею увидеть двести раз
годичное вращенье солнца; черви
Священные шёлк дали для него,
И этот шёлк окрашен влагой, взятой
Из девственных сердец прекрасных мумий.
Дездемона
Не шутишь ли? И это верно?
Отелло
Верно.
Так береги ж старательно его.
Дездемона
О, если ты не шутишь, так уж лучше б
Я никогда не видела его!..."

11. Мисс Марпл с вязанием в руках
как образ традиционной Англии.

Джоан Хиксон в роли мисс Марпл.

12. Советские актёры.
Как доказательство тезиса "талантливый человек талантлив во всём".

Владислав Дворжецкий, как вспоминают его друзья и коллеги, хорошо вязал.
Любовь Орлова, по воспоминаниям родственников, любила разные виды рукоделия и украшала свой дом вещами, сделанными собственными руками.

13. Арахна.
О том, что искусным рукодельницам завидуют даже Боги.

      Жила-была в Лидии искусная ткачиха и вышивальщица Арахна. И её работы были настолько хороши, что она решила вызвать на состязание богиню Афину - покровительницу этого мастерства. Афина явилась к Арахне в образе старухи и пыталась отговорить её от этой затеи.  Арахна настояла на своём, и состязание состоялось.
      А далее сведения расходятся. По одной версии, Афина (или же сам Зевс) наказали Арахну за самомнение и неуважение к Богам, превратив девушку в паука. По другой версии, состязание состоялось. Афина выткала сюжет о своей победе над Посейдоном, а Арахна изобразила Олимпийских богов, их деяния и "подвиги". Афина признала превосходство Арахны в мастерстве, но не одобрила непочтительный сюжет её полотна и ударила Арахну челноком от ткацкого станка. Можно было бы извинить базарные нравы Афины. Но бедная девушка не смогла вынести позора кулачной расправы и повесилась. Афина же её оживила и превратила в паука, приговорив к вечной работе ткачихи.
Тинторетто.
 Афина и Арахна.

    ОВИДИЙ.
М Е Т А М О Р Ф О З Ы.
КНИГА VI.

В мысли пришла ей судьба меонийки Арахны. Богиня
Слышала, что уступить ей славы в прядильном искусстве
Та не хотела. Была ж знаменита не местом, не родом —
Только искусством своим. Родитель ее колофонец
Идмон напитывал шерсть фокейской пурпурною краской.
10Мать же ее умерла, — а была из простого народа.
Ровня отцу ее. Дочь, однако, по градам лидийским
Славное имя себе прилежаньем стяжала, хоть тоже,
В доме ничтожном родясь, обитала в ничтожных Гипепах.
Чтобы самим увидать ее труд удивительный, часто
15Нимфы сходилися к ней из родных виноградников Тмола,
Нимфы сходилися к ней от волн Пактола родного.
Любо рассматривать им не только готовые ткани, —
Самое деланье их: такова была прелесть искусства!
Как она грубую шерсть поначалу в клубки собирала,
20Или же пальцами шерсть разминала, работала долго,
И становилась пышна, наподобие облака, волна.
Как она пальцем большим крутила свое веретенце,
Как рисовала иглой! — видна ученица Паллады.
Та отпирается, ей и такой наставницы стыдно.
25«Пусть поспорит со мной! Проиграю — отдам что угодно».
Облик старухи приняв, виски посребрив сединою
Ложной, Паллада берет, — в поддержку слабого тела, —
Посох и говорит ей: «Не все преклонного возраста свойства
Следует нам отвергать: с годами является опыт.
30Не отвергай мой совет. Ты в том домогаешься славы,
Что обрабатывать шерсть всех лучше умеешь из смертных.
Перед богиней склонись и за то, что сказала, прощенья,
Дерзкая, слезно моли. Простит она, если попросишь».
Искоса глянула та, оставляет начатые нити;
35Руку едва удержав, раздраженье лицом выражая,
Речью Арахна такой ответила скрытой Палладе:
«Глупая ты и к тому ж одряхлела от старости долгой!
Жить слишком долго — во вред. Подобные речи невестка
Слушает пусть или дочь, — коль дочь у тебя иль невестка,
40Мне же достанет ума своего. Не подумай, совета
Я твоего не приму, — при своем остаюсь убежденье.
Что ж не приходит сама? Избегает зачем состязанья?»
Ей же богиня, — «Пришла!» — говорит и, образ старухи
Сбросив, явила себя. Молодицы-мигдонки и нимфы
45Пали пред ней. Лишь одна не трепещет пред нею Арахна.
Все же вскочила, на миг невольным покрылось румянцем
Девы лицо и опять побледнело. Так утренний воздух
Алым становится вдруг, едва лишь займется Аврора,
И чрез мгновение вновь бледнеет при солнца восходе.
50Не уступает она и желаньем своим безрассудным
Гибель готовит себе. А Юпитера дочь, не противясь
И уговоры прервав, отложить состязанья не хочет.
И не замедлили: вот по разные стороны стали,
Обе на легкий станок для себя натянули основу.
55Держит основу навой; станок — разделен тростниковым
Бёрдом; уток уж продет меж острыми зубьями: пальцы
Перебирают его. Проводя между нитей основы,
Зубьями бёрда они прибивают его, ударяя.
Обе спешат и, под грудь подпоясав одежду, руками
60Двигают ловко, забыв от старания трудность работы.
Ткется пурпурная ткань, которая ведала чаны
Тирские; тонки у ней, едва различимы оттенки.
Так при дожде, от лучей преломленных возникшая, мощной
Радуга аркой встает и пространство небес украшает.
65Рядом сияют на ней различных тысячи красок,
Самый же их переход ускользает от взора людского.
Так же сливаются здесь, — хоть крайние цветом отличны.
Вот вплетаются в ткань и тягучего золота нити,
И стародавних времен по ткани выводится повесть.
70Марсов Тритония холм на Кекроповой крепости нитью
Изображает и спор, как этой земле нарекаться.
Вот и двенадцать богов с Юпитером посередине
В креслах высоких сидят, в величавом покое. Любого
Можно по виду признать. Юпитера царственен образ.
75Бога морей явила она, как длинным трезубцем
Он ударяет скалу, и уж льется из каменной раны
Ток водяной: этим даром хотел он город присвоить.
Тут же являет себя — со щитом и копьем заостренным;
Шлем покрывает главу; эгида ей грудь защищает.
80Изображает она, как из почвы, копьем прободенной,
Был извлечен урожай плодоносной сребристой оливы.
Боги дивятся труду. Окончанье работы — победа.
А чтоб могла увидать на примере соперница славы,
Что за награду должна ожидать за безумную дерзость, —
85По четырем сторонам — состязанья явила четыре,
Дивных по краскам своим, и фигуры людей поместила.
Были в одном из углов фракийцы Гем и Родопа,
Снежные горы теперь, а некогда смертные люди, —
Прозвища вечных богов они оба рискнули присвоить.
90Выткан с другой стороны был матери жалких пигмеев
Жребий: Юнона, ее победив в состязанье, судила
Сделаться ей журавлем и войну со своими затеять.
Выткала также она Антигону, дерзнувшую спорить
С вышней Юноной самой, — Антигону царица Юнона
95Сделала птицей; не впрок для нее Илион оказался
С Лаомедонтом отцом, и пришлось в оперении белом
Аисту — ей — восхищаться собой и постукивать клювом.
Угол оставшийся был сиротеющим занят Киниром.
Храма ступени обняв, — родных дочерей своих члены! —
100Этот на камне лежит и как будто слезами исходит.
Ткани края обвела миротворной богиня оливой:
Как подобало ей, труд своею закончила ветвью.
А меонийки узор — Европа с быком, обманувшим
Нимфу: сочтешь настоящим быка, настоящим и море!
105Видно, как смотрит она на берег, покинутый ею,
Как она кличет подруг, как волн боится коснуться,
Вдруг подступающих к ней, и робко ступни поджимает.
Выткала, как у орла в когтях Астерия бьется;
Выткала Леду она под крылом лебединым лежащей.
110Изобразила еще, как, обличьем прикрывшись сатира,
Парным Юпитер плодом Никтеиды утробу наполнил;
Амфитрионом явясь, как тобой овладел он, Алкмена;
Как он Данаю дождем золотым, Асопиду — огнями,
Как Деоиду змеей обманул, пастухом — Мнемозину.
115Изобразила, как ты, о Нептун, в быка превратившись,
Деву Эолову взял, как, вид приняв Энипея,
Двух Алоидов родил, как баран — обманул Бизальтиду.
Кроткая Матерь сама, с золотыми власами из злаков,
Знала тебя как коня; змеевласая матерь Пегаса
120Птицею знала тебя, дельфином знала Меланта;
Всем надлежащий им вид придала, и местности тоже.
Изображен ею Феб в деревенском обличии; выткан
С перьями ястреба он и с гривою льва; показала,
Как он, явясь пастухом, обманул Макарееву Иссу;
125Как Эригону провел виноградом обманчивым Либер,
И как Сатурн — жеребец — породил кентавра Хирона.
Край же ткани ее, каймой окружавшийся узкой,
Приукрашали цветы, с плющем сплетенные цепким.
И ни Паллада сама не могла опорочить, ни зависть
130Дела ее. Но успех оскорбил белокурую Деву:
Изорвала она ткань — обличенье пороков небесных!
Бывшим в руках у нее челноком из киторского бука
Трижды, четырежды в лоб поразила Арахну. Несчастья
Бедная снесть не могла и петлей отважно сдавила
135Горло. Но, сжалясь, ее извлекла из веревки Паллада,
Молвив: «Живи! Но и впредь — виси, негодяйка! Возмездье
То же падет, — чтобы ты беспокоилась и о грядущем, —
И на потомство твое, на внуков твоих отдаленных».
И, удаляясь, ее окропила Гекатиных зелий
140Соком, и в этот же миг, обрызганы снадобьем страшным,
Волосы слезли ее, исчезли ноздри и уши,
Стала мала голова, и сделалось крохотным тело.
Нет уже ног, — по бокам топорщатся тонкие ножки;
Все остальное — живот. Из него тем не менее тянет
145Нитку Арахна — паук продолжает плести паутину.



Веласкес.
Прядильщицы.
(На первом плане - обыкновенные женщины, современницы художника, за работой. А на заднем плане разыгрывается театральная сценка по сюжету Овидия "Афина и Арахна").

14. Прекрасная Елена.
О сложном переплетении жизни и сюжетов рукодельных работ: 
ахейцы (у Гомера - данайцы), среди которых муж Елены - Менелай, нападают на Трою, за стенами которой Парис укрыл увезённую им Елену; Елена наблюдает за битвой и отдельными поединками и вышивает полотно с сюжетом этих сражений, разыгравшихся из-за неё же самой!!!

ГОМЕР.
И Л И А Д А.
Песнь III.
С вестью Ирида явилась к Елене лилейнораменной.
Вестница, образ принявши любезной Елене золовки,
С коей в супружестве был Антенорид царь Геликаон,
Образ младой Лаодики, прекраснейшей дщери Приама;
125В терем вошла, где Елена ткань великую ткала,
Светлый, двускладный покров, образуя на оном сраженья,
Подвиги конных троян и медянодоспешных данаев,
В коих они за нее от Ареевых рук пострадали.

Фильм-оперетта "Прекрасная Елена" (СССР, 1986).


15. Матильда Фландрская.
И опять о битвах и завоеваниях. 
Муж - завоевал, жена отобразила в вышивке.
История Англии по схеме "скачут, скачут по Берлину наши казаки".


      Сначала про весёлую историю свободолюбивой и независимой Англии. Англию, населённую бриттами (кельтское племя), сначала завоевали римляне и между прочими заботами основали Лондон. Затем её захватили германские племена англов и саксов. Затем её завоевали нормандцы - викинги или норманны, осевшие до того на севере Франции. А сейчас там правит немецкая Саксен-Кобург-Готская династия, лишь в 1917 году  в связи с началом войны с Германией переименованная в Виндзорскую.
      
       В 1066 г. Вильгельм Завоеватель, выдвинувшись из Нормандии, пересёк Ла-Манш и высадился на побережье Британии. Англосаксы во главе с королём Гарольдом потерпели поражение в битве при Гастингсе. Гарольд, сражённый стрелой в глаз, погиб. Вильгельм Нормандский основал новую династию.

     Так вот, в городе Байё в Нормандии (север Франции) хранится гобелен ручной работы шириной приблизительно 50 см, а длиной - 68 с лишним метров! Этот гобелен (вышивка по льну) изображает завоевание Вильгельмом Завоевателем Англии. По легенде его вышила жена Вильгельма Матильда Фландрская. Даже если это сделала не она, то работа всё равно вызывает восхищение: по мнению экспертов её вышивали всего два человека.
Таких сюжетов - 35. Некоторые части утрачены.
Бедный Гарольд!
Вильгельм Завоеватель и жена его Матильда.

16. Царица Ирина Годунова.
Рукоделие - это царское дело! 
Вошедшие в историю "светлицы (мастерские) Ирины Годуновой".

Царица Ирина.
Восстановленный скульптурный портрет. Музеи Кремля.
      Ирина Фёдоровна Годунова - жена царя Фёдора Иоанновича (годы правления 1584-1598). Знакомясь с историей её жизни и политической биографией, следует забыть о глупостях и устоявшихся стереотипах петровских и послепетровских историографов о "теремной", то есть непубличной, замкнутой, скучной и негодящей жизни женщин в России. 

      Сестра Бориса Годунова стала женой Фёдора еще при жизни Ивана IV (Грозного), и осуществлению этого замысла предшествовала цепь блестяще проведённых политических интриг. А соперничество Ирины Годуновой и Ирины Милославской было ничуть не менее драматично, чем схватка Елизаветы I и Марии Стюарт. Сложные, многоступенчатые интриги сопровождали всю жизнь Годуновых - Ирины и брата её Бориса.

      Ирина Годунова состояла в переписке с той же Елизаветой Английской, с Александрийским Патриархом. Именно она ведала дипломатической частью большого политического проекта - утверждения в России самостоятельного патриаршества. Она лично встречала Патриарха Константинопольского Иеремию в Кремле, говорила приветственную речь и участвовала в преподнесении даров. Позднее именно она - вдова и государыня - привела на трон своего брата Бориса и способствовала легитимации власти нового царя, который не принадлежал к роду Рюриковичей.

      Царица Ирина восстановила работу царских мастерских, которые и остались в истории как "светлицы Ирины Годуновой". Здесь трудились мастера и художники, чьи работы отличались применением сложной техники (вышивка, бисер, драгоценные камни) и стилистическим разнообразием. И надо помнить, что любое произведение царских мастерских - это материальная и символическая подготовка какого-либо акта государственного значения. 
Пелена "Великомученица Ирина". 
Дар Кирило-Белозерскому монастырю.
Мастерские Ирины Годуновой.
Покров с изображением Зосимы Соловецкого.
Мастерские Ирины Годуновой.
Покров с изображением Петра и Февронии Муромских.
 Вклад в Богородице-Рождественский собор Мурома 
царём Фёдором и царицей Ириной.
 Пётр и Феврония Муромские - покровители брака; вклад появился в период ожидания и рождения единственного царского ребёнка - дочери Феодосии.
Мастерские Ирины Годуновой.

17. Советская трудящаяся женщина, относящаяся к прослойке интеллигенции.
О том, как советская женщина исподволь и медленно, но соображала, что шитьё и вышивка ближе к счастью, нежели  общественно-полезный труд на предприятии или в учреждении. Хотя, честно говоря, текст песни не лишён еврейско-интеллигентско-советского снобизма ("шить-вышивать" - это не реализуемая, низовая, народная, деревенская альтернатива достойному, статусному и городскому -"петь"). 

Вероника Долина (бард, ксп-идол)
А хочешь, я выучусь шить?
А, может, и вышивать?
А хочешь, я выучусь жить,
И будем жить-поживать?

Уедем отсюда прочь,
Оставим здесь свою тень.
И ночь у нас будет ночь,
И день у нас будет - день.

Ты будешь ходить в лес
С ловушками и ружьём.
О, как же весело здесь!
Как славно мы заживём!

Я скоро выучусь прясть,
Чесать и сматывать шерсть.
А детей у нас будет пять,
А, может быть, даже шесть...

И будет трава расти,
А в доме топиться печь.
И, Господи, мне прости,
Я, может быть, брошу петь.

И будем как люди жить,
Добра себе наживать.
Ну хочешь, я выучусь шить? 
А, может, и вышивать...

18. Бедная усталая английская швея.
О том, что шитьё - это трудно и горько. По мнению честных, но обеспеченных мужчин.

       Стихотворение "Песнь о рубашке" принадлежит английскому писателю XIX века - выходцу из семьи издателя и книготорговца. Сам он нужды не знал; пробовал писать, но писал плохо и успеха не имел, пока не придумал адекватную форму для социально направленной и душу раздирающей лирики. 
     Это очень похоже на нашу революционно-демократическую поэзию, представленную творчеством, например, дворянина Некрасова ("доля ты русская, долюшка женская... бедная баба из сил выбивается, слой насекомых над ней колыхается..."). 
      Кстати, эта завывающая интонация, что в русской поэзии, что в английской, способна описать несчастную женскую долю по любому поводу:" Бедная баба из сил выбивается: / Сидит и рулит, сидит и рулит. / И светофор краснотой издевается, / И жирный мент над несчастной склоняется. / Плачет, бедняжка, слезой умывается, / Сидит и рулит, сидит и рулит...".  
А вообще, трогательно... И швей жалко... И себя жалко...

Томас Гуд.
ПЕСНЬ О РУБАШКЕ.

а) в переводе Д. Д. Минаева. 1865.
В лохмотьях нищенских, измучена работой,
С глазами красными, опухшими от сна,
Склонясь, сидит швея, и всё поёт она,
И песня та звучит болезненною нотой.
Поёт и шьёт, поёт и шьёт,
Поёт и шьёт она, спины не разгибая,
Рукой усталою едва держа иглу,
В грязи и холоде, в сыром своём углу
Поёт и шьёт она, спины не разгибая:

"Сиди и шей, шей день и ночь,
Пока петух вдали кричать не станет;
Сиди и шей, шей день и ночь,
Пока хор звёзд сквозь крышу не проглянет.
О, лучше б быть рабой у турок мне
И от работы тяжкой задохнуться:
Ведь в их нехристианской стороне
Язычники о душах не пекутся!..

Сиди и шей, шей день и ночь,
Пока твой мозг больной не станет расплываться;
Сиди и шей, шей день и ночь,
Пока глаза твои совсем не помутятся.
Переходи от ластовицы к шву...
Швы, складки, пуговки и строчки...
Работу сон сменил, но словно наяву
Я и в тревожном сне всё вижу шов сорочки.

О вы, которых жизнь тепла так и легка,
Вы, грязной нищеты не ведавшие люди, -
Вы не бельём прикрыли ваши груди,
Нет, не бельём, а жизнью бедняка. 
Во тьме и холоде, чужая людям, свету,
Сиди и шей с склонённой головой...
Когда-нибудь, как и рубашку эту,
Сошью себе я саван гробовой.

Но для чего теперь я вспомнила о смерти?
Она ли устрашит рассудок бедный мой?
Ведь я сама похожа так - поверьте -
На этот призрак страшный и немой.
Да, я сама на эту смерть похожа.
Всегда голодная, ведь я едва жива...
Зачем же хлеб так дорог, правый боже,
А кровь людей повсюду дешева?

Работай, нищая, не ведая истомы,
Работай без конца! Твой труд всегда с тобой,
Твой труд вознаграждён: кровать есть из соломы,
Лохмотья грязные да чёрствый хлеб с водой,
Прогнивший ветхий пол и потолок с дырою,
Разбитый стул, подобие стола
Да стены голые; казалось мне порою -
С них даже тень моя свалиться бы могла...

Сиди и шей и спину гни,
С работы не своди взор тусклый, утомлённый.
Сиди и шей и спину гни,
Как спину гнёт в тюрьме преступник заключённый.
Сиди и шей, - работа нелегка, -
Работай - день, работай - ночь настанет,
Пока разбитый мозг бесчувственным не станет,
Как и моя усталая рука.

Работай в зимний день без солнечного света,
Не покидай иглы, когда настанут дни,
Дни благовонного, ликующего лета...
Сиди и шей и спину гни,
Когда на зелени появятся росинки,
И гнёзда ласточки свивают у окна,
И блещут при лучах их радужные спинки,
И в угол твой врывается весна.

О, если б я могла вон там, над головою,
Увидеть небеса без тёмных облаков,
Увидеть пышный луг с зелёною травою,
Могла упиться запахом цветов -
И белой буквицы и розы белоснежной, -
То этот краткий час я помнила б всегда,
Узнала бы вполне я цену скорби прежней,
Узнала б, как горька бессменная нужда.

За час один, за отдых самый краткий
Неблагодарною остаться я могла ль?
Но мне, истерзанной холодной лихорадкой,
Понятна лишь одна безмолвная печаль.
Рыданье, говорят, нам сердце облегчает,
Но будьте сухи вы, усталые глаза,
Не проливайте слёз: работе помешает
Мной каждая пролитая слеза..."

В лохмотьях нищенских, измучена работой,
С глазами красными, опухшими без сна,
Склонясь, сидит швея, и всё поёт она,
И песня та звучит болезненною нотой.
Поёт и шьёт, поёт и шьёт,
Поёт и шьёт она, спины не разгибая,
Рукой усталою едва держа иглу,
В грязи и холоде, в сыром своём углу
Поёт и шьёт она, спины не разгибая.
Что-то английское. И как раз XIX в.
б) В переводе М. Михайлова. 1860 г.
Затёкшие пальцы болят,
И веки болят на опухших глазах...
Швея в своём жалком отрепье сидит
С шитьёи и иголкой в руках...
Шьёт - шьёт - шьёт.
В грязи, в нищете, голодна,
И жалобно горькую песню поёт -
Поёт о рубашке она.

"Работай, работай, работай,
Пока петухи прокричат!
Работай! работай! работай,
Хоть звёзды сквозь кровлю глядят!
Ах, лучше бы мне пропадать
В неволе у злых басурман!
Там нечего женщине душу спасать,
Как надо у нас, христиан!

Работай! работай! работай,
Пока не сожмёт головы как в тисках!
Работай! работай! работай,
Пока не померкнет в глазах!
Строчку - ластовку - ворот -
Ворот - ластовку - строчку...
Повалит ли сон над шитьём - и во сне
Строчишь всё да рубишь сорочку.

О, братья любимых сестёр!
Опора любимых супруг, матерей!
Не холст на рубашках вы носите - нет!
А жизнь безотрадную швей.
Шей, шей, шей!..
В грязи, в нищете, голодна,
Рубашку и саван одною иглой
Я шью из того ж полотна!

Но что не до смерти? Её не боюсь,
И сердце не дрогнет моё,
Хоть тотчас костлявая гостья приди,
Я стала похожа сама на неё.
Похожа от голоду я на неё...
Здоровье не явится вновь.
О боже! Зачем это дорог так хлеб,
Так дёшевы тело и кровь?

Работай! работай! работай!
Мой труд бесконечно жесток.
А плата? Отрепье, солома в углу
Да чёрствого хлеба кусок.
Скамейка да стол - голый пол -
Убогая кровля сквозится...
И то любо мне, как на серой стене
Порой моя тень отразится.

Работай! работай! работай
От боя до боя часов!
Работай! работай! работай,
Как каторжник в тьме рудников!
Строчка - ластовка - ворот -
Ворот - строчка - рубец...
Застелет глаза, онемеет рука,
И сердце замрёт под конец.
Работай! работай! работай,
Когда леденеет в окошке стекло!
Работай! работай! работай,
Когда и светло, и тепло -
И ласточки, к выступам кровли лепясь,
Щебечут в сиянии дня,
И кажут мне яркие спинки свои,
И дразнят весною маня.

О! Только бы раз подышать
Дыханьем лугов, полевыми цветами!
Вверху только небо одно,
Трава и цветы под ногами.
О! Только бы час лишь прожить
Блаженством младенческих лет,
Когда я не знала, что буду ценить
Дороже прогулки обед!

О! Только бы час лишь один!
Лишь миг!.. чтоб душа ожила...
Любовь и надежда! И мига вам нет:
Всё время печаль отняла.
Поплакать бы - легче бы сердцу от слёз...
Нет, слёзы мои, не теките!
Иголке моей не мешайте вы шить!
Шитья моего не мочите!"

Затёкшие пальцы болят,
И веки болят на опухших глазах...
Швея в своём жалком отрепье сидит
С шитьём и иголкой в руках...
Шьёт - шьёт - шьёт,
В грязи, в нищете, голодна,
И жалобно горькую песню поёт...
Иль песня та к вам, богачи, не дойдёт?..
Поёт о рубашке она.

в) В переводе Э. Багрицкого. 1927 г.
От песен, от скользкого пота
В глазах растекается мгла;
Работай, работай, работай,
Пчелой, заполняющей соты,
Покуда из пальцев, с налёта,
Не выпрыгнет рыбкой игла.

Швея! Этой ниткой суровой
Прошито твоё бытиё...
У лампы твоей бестолковой
Поёт вдохновенье твоё,
И в щели проклятого крова
Невидимый месяц течёт.

Швея! Отвечай мне, что может
Сравниться с дорогой твоей?..
И хлеб ежедневно дороже,
И голод постылый тревожит,
Гниёт одинокое ложе
Под влагой осенних дождей.

Над белой рубашкой склоняясь,
Ты лёгкою водишь иглой,
Стежков разлетается стая
Под бледной, как месяц, рукой,
Меж тем как, стекло потрясая,
Норд-ост заливается злой. 

Опять воротник и манжеты,
Манжеты и вновь воротник...
От капли чадящего света
Глаза твои влагой одеты...
Опять воротник и манжеты,
Манжеты и вновь воротник...

О вы, не узнавшие страха
Бездомных осенних ночей!
На ваших плечах - не рубаха,
А голод и пение швей,
Дни, полные ветра и праха,
Да темень осенних дождей.

Швея! Ты не помнишь свободы,
Склонясь над убогим столом,
Не помнишь, как громкие воды
За солнцем идут напролом,
Как в пламени ясной погоды
Касатка играет крылом.

Стежки за стежками без счёта,
Где нитка тропой залегла,
Работай, работай, работай,
Поёт, пролетая, игла,
Чтоб капля последнего пота
На бледные щёки легла.

Швея! Ты не знаешь дороги,
Не знаешь любви наяву,
Как топчут весёлые ноги
Весеннюю эту траву...
...Над кровлею месяц убогий,
За ставнями ветры ревут...

Швея! За твоею спиною
Лишь сумрак шумит дождевой,
Ты медленно бледной рукою
Сшиваешь себе для покоя
Холстину, что сложена вдвое,
Рубашку для тьмы гробовой.

Работай, работай, работай,
Покуда погода светла, 
Покуда стежками без счёта
Играет, летая, игла,
Работай, работай, работай,
Покуда не умерла.
Английские швеи в изображении английского художника.

19. Мария Медичи.
О том, что плетение интриг и плетение нитей - занятия одного рода.

Рубенс. Представление портрета Марии Медичи Генриху IV. (Фрагмент).
        Мария Медичи (1575-1642) - королева Франции, вторая жена Генриха IV Бурбона, мать короля Людовика XIII.
      О красоте, властном и сильном характере, политических талантах этой женщины - матери шестерых детей, - написано немало. Кроме того, снято большое количесто исторических костюмированных фильмов, героиней которых, в том числе, была и Мария Медичи.

      Нам она интересна по другой причине: Мария Медичи, уроженка богатой культурными традициями Италии, занималась вышивкой и даже придумала декоративный шов для вышивки по льну. Этот шов в Италии так и называется - "шов Марии Медичи", а во Франции - "шов Мадамы" (Мадама - это  она же, Мария Медичи).

      Подробно о "шве Марии Медичи": о том, что это такое, как он делается, как в Италии хранят традиции вышивки - можно прочитать в этой зарисовке

      Да, да, да! Возможно, и не она придумала этот шов, и, вероятнее всего, не она придумала этот шов. Но весьма показателен сам факт: называть именами королев элементы сложной ручной работы или, напротив, приписывать королевам великолепное владение техникой рукоделия.

20. Русский народ, взятый как таковой и в связи с его способностью облекать мудрость жизни в краткую форму.
Как же можно обойтись без русских пословиц и поговорок? Никак.

      Пословицы и поговорки берутся неизвестно откуда; сказать, что их придумывает "народ" - это ничего не сказать. Собирать их, систематизировать - трудно, поскольку пословицы и поговорки меняют форму, отдельные слова, очерёдность текста и проч. Постоянно появляются новые, модернизируются старые. Здесь подборка лишь тех, которые: а) говорят о рукоделии, труде, старании, хотя по смыслу они гораздо шире; б) описывают настроения, состояния и заботы мастеров и мастериц; в) забавные и лукавые, остроумные и рифмованные; г) мне нравятся.
И. Куликов. Зимним вечером. 1907.
Акуля, Акуля, что шьёшь неоттуля? - Я, маменька, ещё пороть буду!
Иглой до бороной деревня стоит.
Где шьют, там и порют.
Как шьётся, так и порется.
Каково волокно, таково и полотно.
Кроить - не шить, после не распорешь.
Крой да песни пой: шить станешь - наплачешься.
Шить горазд да подшивать горазд, а щетинку вставлять - надо мастера искать.
Петь да плясать - не лён чесать.
Как мудро ни шей, а всё шов виден.
Крепко шить - нечего чинить.
То нескладно, что сшито неладно.
Князья в платье и бояре в платье, будет платье и на нашей братье.
Кто в камке, кто в парче, а мы в холсту - по тому ж мосту.
Лиха беда кафтан нажить, а рубаху и дома сошьют.
Окоротишь, так и не воротишь.
Швец Данило что ни шьёт - всё хило.
Шила милому кисет, вышла рукавица.
Не гляди на дело, гляди на отделку.
Игла не шило, сапог не шила.
Какова пряха, такова и рубаха.
Всяк сошьёт, да не всяк скроит.
Как скроил, так и тачать станешь.
От лёжи не будет одёжи.
И рада бы пряла, да лень напала.
Каково сукно, таковы и обрезки.
Каково умела, таково и спела.
Не учи безделью, учи рукоделью.
Всяк портной на свой покрой.
Портной испортит, утюг загладит.
Как знаем, так и тачаем.
Косо скроено, да крепко стачано.
Колотись, бейся, а всё надейся.
Дело делу рознь, а иное - хоть брось.
Если идёт работа, спать неохота.
Кто шьёт, а кто порет.
Наши пряли, а ваши спали.
Послал бог работу, да отнял чёрт охоту.
Добившись удач, об этом не кудахчь.
Без терпения нет умения.
Не хочется - так недосуг, и дело валится из рук.
Худая одёжка вычинки не стоит.
Не шей шёлком рогожу - себе будет дороже.
Крепко шить - нечего чинить.
Шить не будешь, портным не станешь.
Шить не шьёт, а только иглой тычет.
Не умел шить золотом, так бей молотом.
Ремесло - не коромысло, плеч не оттянет.
Что нам в пряже? Пойдём да ляжем.
Швея Софья - на печи засохла.
Долгая нитка - ленивая швея.
Не домнёшь мялкой, так не возьмёшь и прялкой.
Либо трынка-волынка, либо прялка-моталка.
За всё браться - ничего не сделать.
Глазам стыдно, а душа радуется.
Коль груба работа, не скрасит и позолота.

P. S. Эта "Акуля, Акуля" заняла мои мысли и то место, где располагается смех, хихиканье и ёрничанье. А если приноровить "Акулю" к сегодняшнему дню: "Иринка, Иринка, зашей мужу ширинку", "Хитрая Наташка кроит к трусам кармашки", "Лиза-Лизавета, что на тебе надето? - Не Бог послал, Китай прислал!", "Юльке - шпульки, Танюшке - катушки, а любимой Кате - машину "Мазерати", "Мила-Людмила, кому это сшила? - Не тебе, не соседу, а борцу Магомеду"... Как-то так…

21. Рукоделие в нашем кино. Устойчивые образы, неподвластные времени, идеологии и китайскому ширпотребу. 
О том, что женщины (и некоторая часть мужчин) шьют, вяжут, ткут и штопают и при царизме, и при социализме, и при капитализме.

       Благодаря титаническому труду проведено масштабное исследование, не имеющее аналогов в мировой истории и культуре - "Рукоделие в нашем кино". Правда, этого никто не заметил, и автор пока не удостоился хоть какой-нибудь завалящей премии. Но может потерпеть…

       Перейдя но ССЫЛКЕ, можно получить удовольствие от таких вот картинок и вспомнить любимые советские, и не очень известные советские, и современные фильмы, героини (герои) которые что-нибудь делают руками.











P. S. Текст постоянно дополняется. По мере обнаружения нового материала и появления к нему интереса.